Приходи с интересными идеями и находками
Список форумов 2-й Храм-на Скале

2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора

Обо всём на свете, кроме того, к чему не прикасаемся
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Открытый портал интересного и требующего осмысления. Приглашаю посмотреть и поучаствовать. В любой теме
Штирлица звали.... Янкель Пинхусович Черняк

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов 2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора -> По запутанным дорогам Истории
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Jurgen
ArhiTektor

   

Зарегистрирован: 22.11.2008
Сообщения: 18587

СообщениеДобавлено: Пт Июл 11, 2014 12:57 pm    Заголовок сообщения: Штирлица звали.... Янкель Пинхусович Черняк Ответить с цитатой

Source URL http://www.newswe.com/index.php?go=Pages&in=print&id=7256

Владимир Левин, Нью-Йорк

Штирлица звали Янкель



Янкель Пинхусович Черняк
тоже смотрел этот фильм, в котором якобы рассказывалась и показывалась его судьба, и отозвался о нем так:
«Абсолютная фантастика».
Пусть это кино остается художественным, а мы пойдем по реалиям.



У него не было ни воинского звания, ни наград, ни даже приличной пенсии в старости.
Поэтому после долгих лет странствий по миру он вынужден был работать переводчиком, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

Жил он в однокомнатной квартире далеко от центра Москвы и на работу ездил на метро.

А работа как раз была в центре, на Тверском бульваре, а потом - на улице Огарева, в огромном здании, над входом в которое висел глобус – символ того, что «мы – везде».

Мы называли это здание «братской могилой неизвестных журналистов».

Это была самоирония. Потому что этих людей хорошо знали в кругах профессиональных.

Контора официально называлась «Телеграфное Агентство Советского Союза» (ТАСС).

Это было министерство правды, которая распространялась по всей стране и улетала в сторону моря, где была уже никому не нужна. Трудилось там огромное число народа, в котором журналисты просто тонули – референты, консультанты, начальники, переводчики на все мыслимые и немыслимые языки, и люди, чьих имен лучше не знать. Да и не рекомендовалось знать.



Они вживались в образ журналиста. Генеральный директор ТАСС по должности был членом ЦК, небожителем, а одним из множества его заместителей непременно был генерал-майор Конторы Глубокого Бурения. При мне это был генерал Кеворков. Не отставной генерал, как в Союзе писателей, а действующий и курирующий. Впрочем, чекистские генералы никогда не уходят в отставку. Это естественно, потому что корреспондентские пункты Конторы были даже там, где не ступала нога мидовского чиновника. А там, где эта нога ступала, их было несколько, и назывались они «бюро ТАСС».



Так было лет тридцать назад, а как сейчас – не знаю. «Министерство правды» производило продукцию отдельно для членов Политбюро (не более шести страниц, больше они не могли осилить). Для них это делал специальный человек, горький пьяница, потреблявший термоядерное вино «Агдам».

Однажды его уволили и поставили на это дело молодого карьериста, который решил изменить вестник для членов ПБ. Старцы кремлевские так возмутились, что потребовали немедленно всё привести в первобытное состояние, вернуть на работу того, к стилю и почерку которого они привыкли.

Его вернули с извинениями, и главный редактор мотался по всей Москве в поисках исчезающего «Агдама».
Был «голубой ТАСС» для первых секретарей ЦК республик, крайкомов и обкомов, был специальный вестник для центральных газет соцстран и продукция для «общего пользования».


Я тоже барахтался в той братской могиле.
И среди нас был невысокий и внешне неприметный пожилой человек, который переводил тексты с семи языков и с русского - на семь языков. Его уважительно называли Ян Петрович.

ЯСНОСТЬ - ОДНА ИЗ ФОРМ ПОЛНОГО ТУМАНА

Он умирал очень тяжело и мучительно. Рядом с ним у больничной койки постоянно находилась жена, с которой они прожили вместе пятьдесят лет. И вот 14 декабря 1994 года к больнице подкатили тяжелые бронированные автомобили.

Из них при полном параде со множеством звезд на погонах вышли важнецкие генералы. Это были тогдашние начальник Генштаба российской армии генерал армии Михаил Колесников и начальник Главного разведывательного управления Генштаба (ГРУ) генерал-полковник Федор Ладыгин.





Они зачитали указ президента Ельцина о присвоении Янкелю Пинхусовичу Черняку звания Героя России и вручили «Золотую Звезду» и грамоту Героя... его жене. Потому что вряд ли сам герой их слышал и понимал происходящее. Он был в коме. Через десять дней он скончался. На похоронах генерал армии Колесников заявил журналистам, что Янкель Пинхусович Черняк и был тем самым легендарным Максимом Исаевым, то бишь Штирлицем, о котором был создан фильм «Семнадцать мгновений весны», что с ним встречался автор книги и сценария о Штирлице Юлиан Семенов, и хотя этот фильм художественный, в главном его герое проступают черты и работа Черняка, деятельность которого была строго засекречена почти до смерти героя.


В роли Штирлица – любимый народом Вячеслав Тихонов

Прав был Пушкин, который написал о российских людях: они любить умеют только мертвых. Штирлица любили как великую легенду, противопоставленную британскому Джеймсу Бонду. А кто полюбит Янкеля Черняка?

Когда шло кино про Штирлица, города, казалось, вымирали. Милиционеры свидетельствовали, что в те вечера не совершалось никаких преступлений – все сидели у телевизоров.

Я не отношу себя к поклонникам творчества Юлиана Семенова (его настоящая фамилия Ляндрес). Но фильм по его книге был действительно талантливым, и в том огромная заслуга режиссера Татьяны Михайловны Лиозновой и целой плеяды замечательных артистов – Вячеслава Тихонова, Ефима Копеляна (он на экране не появлялся, звучал только его неповторимый голос), Леонида Броневого, Ростислава Плятта...Кстати все создатели фильма были награждены, а Вячеславу Тихонову по указанию Брежнева присвоили звание Героя Соцтруда. Как же: Штирлиц - и не герой?!

А прототип в то время прозябал в полной неизвестности. Он трудился переводчиком. Кстати, и Юлиана Семенова тоже ничем не наградили. Он был очень этим расстроен. Зато появилась обширная литература про Максима Максимовича Исаева..Он же Всеволод Владимирович Владимиров, он же Макс Отто фон Штирлиц.


Это все персонаж мифов и сказок о разведчиках Юлиана Семенова – детективов «Бриллианты для диктатуры пролетариата», «Экспансия-2», «ТАСС уполномочен заявить», «Майор Вихрь», «Приказано выжить» и прочая детективная, простите, хрень- тринадцать повестей и один рассказ, главный герой которых – Штирлиц.

Половина из них экранизирована. Щелкоперы от литературы даже вывели родословную Штирлица: отец - русский, мать - украинка, дед – Остап Прокопчук, дядя – Тарас Прокопчук, кузина – Ганна Тарасовна, естественно, Прокопчук.

У него даже был сын Александр и жена Александра Гаврилина. Вот как выглядел истинный ариец: характер - нордический, стойкий, отношения с товарищами по работе хорошие, безукоризненно исполняет служебный долг, беспощаден к врагам рейха, сотрудник бригаденфюрера СС Вальтера Шелленберга штандартенфюрер СС фон Штирлиц. Спортсмен, чемпион Берлина по теннису.


Он еще отличился в боях под Сталинградом, проявил себя в Испании под вражескими обстрелами.

И хотя бригаденфюрер СС Генрих Мюллер (его роль великолепно сыграл Леонид Броневой) в апреле1945 года все-таки разоблачил его, Штирлиц вывернулся – в то время уже было не до него. Выполнив личное задание товарища Сталина, обласканный самим фюрером, который потрепал его по щеке, он ловко сорвал сепаратные переговоры Генриха Гиммлера с западными спецслужбами и уехал куда-то в Аргентину, как какой-нибудь Эйхман.

В этот бред все же верили простодушные читатели. Они не знали, что любой вымысел о деятельности советских разведчиков мог выйти только с одобрения всесильной Конторы, иначе бы книга не прошла через Главлит (цензуру): в художественном вымысле могли быть раскрыты методы работы разведки. Поэтому надо было визировать даже вымысел. И еще одно условие - непременно написанное и отснятое должно вызывать патриотизм. Как в наши дни.

Впрочем, КГБ к реальному «Штирлицу» не имел никакого отношения. Он был военным разведчиком.
А это не КГБ, а ГРУ. Но что же было на самом деле?

Янкель Пинхусовоч Черняк был резидентом Главного разведуправления (ГРУ) генерального штаба Красной армии.

Он один сделал для Победы столько, сколько не смогли сделать все советские шпионы, весь Коминтерн со своими агентами, резиденты КГБ, которых гестапо и абвер успешно вычислили.

(Свехсекретный агент А-201 Вилли Леман, работавший в гестапо по заданию КГБ, был разоблачен и тайно расстрелян еще в 1942 году).

А Янкель Черняк еще долго работал.
И Родина его, конечно, достойно отблагодарила: она похоронила его с воинскими почестями.

В книгах и фильмах о героях-разведчиках мало чего от исторической правды. В одном из редких интервью Ян Петрович Черняк сказал о себе так:

- Я не нарушал требований конспирации.



Всегда помнил, чем может закончиться для меня встреча с контрразведкой, а поэтому не посещал публичные дома, спортивные соревнования, театры, где часто проводились облавы и проверки документов, не нарушал местных законов,

чтобы не привлекать к себе никакого внимания. Этому и учил своих помощников.

Но? кроме всего прочего, разведчику еще нужно обыкновенное везение. Мне везло».

- Черняк настолько был засекречен, что когда с 1969 начал получать мизерную пенсию, не осталось ни одной его фотографии: облик разведчика (шпиона) становится известным только в двух случаях – если он провалился или его предали, либо после смерти.

Их даже хоронят под чужими фамилиями. Примем за основу тот облик Штирлица, который был талантливо сыгран Вячеславом Тихоновым. И анекдоты, которые валом повалили в народ после этого фильма. Их и придумывать не надо было, они из сценария:

- Вы слишком много знаете: вас будут хоронить с почестями после автомобильной катастрофы;
- А вы, Штирлиц, останьтесь...
- Маленькая ложь рождает большое недоверие;
- Пархатые большевистские казаки;
- Сейчас верить никому нельзя. Даже себе. Мне - можно!
- Что знают двое, то знает свинья;
- Ясность – одна из форм полного тумана.

Давайте с вами пройдемся по судьбе яркого человека и забудем про то, что нагорожено в популярном фильме. Янкель Черняк тоже смотрел этот фильм, в котором якобы рассказывалась и показывалась его судьба, и отозвался о нем так: «Абсолютная фантастика». Пусть это кино остается художественным, а мы пойдем по реалиям.

КАК ЭТО БЫЛО


У него не было ни воинского звания, ни наград, ни даже приличной пенсии в старости. Поэтому после долгих лет странствий по миру он вынужден был работать переводчиком, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Жил он в однокомнатной квартире далеко от центра Москвы и на работу ездил на метро. А работа как раз была в центре, на Тверском бульваре, а потом - на улице Огарева, в огромном здании, над входом в которое висел глобус – символ того, что «мы – везде».

Мы называли это здание «братской могилой неизвестных журналистов». Это была самоирония. Потому что этих людей хорошо знали в кругах профессиональных. Контора официально называлась «Телеграфное Агентство Советского Союза» (ТАСС).

Это было министерство правды, которая распространялась по всей стране и улетала в сторону моря, где была уже никому не нужна.

Трудилось там огромное число народа, в котором журналисты просто тонули – референты, консультанты, начальники, переводчики на все мыслимые и немыслимые языки, и люди, чьих имен лучше не знать.

Да и не рекомендовалось знать. Они вживались в образ журналиста. Генеральный директор ТАСС по должности был членом ЦК, небожителем,

а одним из множества его заместителей непременно был генерал-майор Конторы Глубокого Бурения.
При мне это был генерал Кеворков. Не отставной генерал, как в Союзе писателей, а действующий и курирующий.

Впрочем, чекистские генералы никогда не уходят в отставку. Это естественно, потому что корреспондентские пункты Конторы были даже там, где не ступала нога мидовского чиновника.

А там, где эта нога ступала, их было несколько, и назывались они «бюро ТАСС».

Так было лет тридцать назад, а как сейчас – не знаю. «Министерство правды» производило продукцию отдельно для членов Политбюро (не более шести страниц, больше они не могли осилить). Для них это делал специальный человек, горький пьяница, потреблявший термоядерное вино «Агдам».

Однажды его уволили и поставили на это дело молодого карьериста, который решил изменить вестник для членов ПБ.

Старцы кремлевские так возмутились, что потребовали немедленно всё привести в первобытное состояние, вернуть на работу того, к стилю и почерку которого они привыкли.

Его вернули с извинениями, и главный редактор мотался по всей Москве в поисках исчезающего «Агдама».

Был «голубой ТАСС» для первых секретарей ЦК республик, крайкомов и обкомов, был специальный вестник для центральных газет соцстран и продукция для «общего пользования».

Я тоже барахтался в той братской могиле.

И среди нас был невысокий и внешне неприметный пожилой человек, который переводил тексты с семи языков и с русского - на семь языков.

Его уважительно называли Ян Петрович.

ЯСНОСТЬ - ОДНА ИЗ ФОРМ ПОЛНОГО ТУМАНА

Он умирал очень тяжело и мучительно. Рядом с ним у больничной койки постоянно находилась жена, с которой они прожили вместе пятьдесят лет.

И вот 14 декабря 1994 года к больнице подкатили тяжелые бронированные автомобили.

Из них при полном параде со множеством звезд на погонах вышли важнецкие генералы.

Это были тогдашние начальник Генштаба российской армии генерал армии Михаил Колесников и начальник Главного разведывательного управления Генштаба (ГРУ) генерал-полковник Федор Ладыгин.

Они зачитали указ президента Ельцина о присвоении Янкелю Пинхусовичу Черняку

звания Героя России и вручили «Золотую Звезду» и грамоту Героя... его жене.
Потому что вряд ли сам герой их слышал и понимал происходящее. Он был в коме.


Через десять дней он скончался. На похоронах генерал армии Колесников заявил журналистам, что Янкель Пинхусович Черняк и был тем самым легендарным Максимом Исаевым, то бишь Штирлицем, о котором был создан фильм «Семнадцать мгновений весны», что с ним встречался автор книги и сценария о Штирлице Юлиан Семенов, и хотя этот фильм художественный, в главном его герое проступают черты и работа Черняка, деятельность которого была строго засекречена почти до смерти героя.


В роли Штирлица – любимый народом Вячеслав Тихонов

Прав был Пушкин, который написал о российских людях: они любить умеют только мертвых. Штирлица любили как великую легенду, противопоставленную британскому Джеймсу Бонду. А кто полюбит Янкеля Черняка?

Когда шло кино про Штирлица, города, казалось, вымирали. Милиционеры свидетельствовали, что в те вечера не совершалось никаких преступлений – все сидели у телевизоров.

Я не отношу себя к поклонникам творчества Юлиана Семенова (его настоящая фамилия Ляндрес).

Но фильм по его книге был действительно талантливым, и в том огромная заслуга режиссера Татьяны Михайловны Лиозновой

и целой плеяды замечательных артистов – Вячеслава Тихонова, Ефима Копеляна (он на экране не появлялся, звучал только его неповторимый голос),

Леонида Броневого, Ростислава Плятта...Кстати все создатели фильма были награждены,

а Вячеславу Тихонову по указанию Брежнева присвоили звание Героя Соцтруда. Как же: Штирлиц - и не герой?!

А прототип в то время прозябал в полной неизвестности. Он трудился переводчиком. Кстати, и Юлиана Семенова тоже ничем не наградили. Он был очень этим расстроен.

Зато появилась обширная литература про Максима Максимовича Исаева..Он же Всеволод Владимирович Владимиров, он же Макс Отто фон Штирлиц. Это все персонаж мифов и сказок о разведчиках Юлиана Семенова – детективов «Бриллианты для диктатуры пролетариата», «Экспансия-2», «ТАСС уполномочен заявить», «Майор Вихрь», «Приказано выжить»

и прочая детективная, простите, хрень- тринадцать повестей и один рассказ, главный герой которых – Штирлиц.

Половина из них экранизирована. Щелкоперы от литературы даже вывели родословную Штирлица:
отец - русский, мать - украинка,
дед – Остап Прокопчук, дядя – Тарас Прокопчук, кузина – Ганна Тарасовна, естественно, Прокопчук.
У него даже был сын Александр и жена Александра Гаврилина.

Вот как выглядел истинный ариец: характер - нордический, стойкий, отношения с товарищами по работе хорошие, безукоризненно исполняет служебный долг, беспощаден к врагам рейха, сотрудник бригаденфюрера СС Вальтера Шелленберга штандартенфюрер СС фон Штирлиц.

Спортсмен, чемпион Берлина по теннису. Он еще отличился в боях под Сталинградом, проявил себя в Испании под вражескими обстрелами. И хотя бригаденфюрер СС Генрих Мюллер (его роль великолепно сыграл Леонид Броневой)

в апреле1945 года все-таки разоблачил его, Штирлиц вывернулся – в то время уже было не до него. Выполнив личное задание товарища Сталина, обласканный самим фюрером, который потрепал его по щеке, он ловко сорвал сепаратные переговоры Генриха Гиммлера с западными спецслужбами и уехал куда-то в Аргентину, как какой-нибудь Эйхман.

В этот бред все же верили простодушные читатели. Они не знали, что любой вымысел о деятельности советских разведчиков мог выйти только с одобрения всесильной Конторы, иначе бы книга не прошла через Главлит (цензуру): в художественном вымысле могли быть раскрыты методы работы разведки.

Поэтому надо было визировать даже вымысел.
И еще одно условие - непременно написанное и отснятое должно вызывать патриотизм. Как в наши дни.

Впрочем, КГБ к реальному «Штирлицу» не имел никакого отношения. Он был военным разведчиком. А это не КГБ, а ГРУ. Но что же было на самом деле?

Янкель Пинхусовоч Черняк был резидентом Главного разведуправления (ГРУ) генерального штаба Красной армии. Он один сделал для Победы столько, сколько не смогли сделать все советские шпионы, весь Коминтерн со своими агентами, резиденты КГБ, которых гестапо и абвер успешно вычислили. (Свехсекретный агент А-201 Вилли Леман, работавший в гестапо по заданию КГБ, был разоблачен и тайно расстрелян еще в 1942 году). А Янкель Черняк еще долго работал. И Родина его, конечно, достойно отблагодарила: она похоронила его с воинскими почестями.

В книгах и фильмах о героях-разведчиках мало чего от исторической правды. В одном из редких интервью Ян Петрович Черняк сказал о себе так:

- Я не нарушал требований конспирации. Всегда помнил, чем может закончиться для меня встреча с контрразведкой, а поэтому не посещал публичные дома, спортивные соревнования, театры, где часто проводились облавы и проверки документов, не нарушал местных законов, чтобы не привлекать к себе никакого внимания. Этому и учил своих помощников. Но? кроме всего прочего, разведчику еще нужно обыкновенное везение. Мне везло».

- Черняк настолько был засекречен, что когда с 1969 начал получать мизерную пенсию, не осталось ни одной его фотографии: облик разведчика (шпиона) становится известным только в двух случаях – если он провалился или его предали, либо после смерти. Их даже хоронят под чужими фамилиями.

Примем за основу тот облик Штирлица, который был талантливо сыгран Вячеславом Тихоновым.
И анекдоты, которые валом повалили в народ после этого фильма. Их и придумывать не надо было, они из сценария:

- Вы слишком много знаете: вас будут хоронить с почестями после автомобильной катастрофы;
- А вы, Штирлиц, останьтесь...
- Маленькая ложь рождает большое недоверие;
- Пархатые большевистские казаки;
- Сейчас верить никому нельзя. Даже себе. Мне - можно!
- Что знают двое, то знает свинья;
- Ясность – одна из форм полного тумана.

Давайте с вами пройдемся по судьбе яркого человека и забудем про то, что нагорожено в популярном фильме.

Янкель Черняк тоже смотрел этот фильм, в котором якобы рассказывалась и показывалась его судьба, и отозвался о нем так: «Абсолютная фантастика». Пусть это кино остается художественным, а мы пойдем по реалиям.

КАК ЭТО БЫЛО


Янкель Пинхусович Черняк родился в 1909 году в Черновцах.

Этот город, как и вся Буковина, входили тогда в состав Австро-Венгерской империи, которая распалась в результате Первой мировой войны.

В то страшное время от погромов погибла вся его большая семья.

Он остался абсолютно один. Воспитывался в детском приюте.

Учился очень хорошо. Еще в школе освоил немецкий, румынский, венгерский, английский, испанский, чешский и французский языки.

К 20 годам говорил на них без всякого акцента.
Учился в Пражском техническом училище, где был лучшим из учащихся. Потом работал на электротехническом заводе.

Когда разразился экономический кризис, он потерял работу и решил продолжить образование в Берлинском политехническом колледже, где и получил диплом инженера.

В 1930 году вступил в Германскую коммунистическую партию.
Он был убежденным коммунистом и свято верил в марксистско-ленинские идеи.
Тогда же и был завербован советской разведкой, которая работала под прикрытием Коминтерна.

Призванный в армию, он стал
писарем артиллерийского полка в чине сержанта.
Полк этот был в Румынии, и Янкель имел доступ к секретным документам, содержание которых немедленно становилось достоянием советской военной разведки.

Он передал сведения о всех системах оружия европейских армий. С 1934 года возглавил советскую резидентуру в Румынии.

И вскоре «попал под колпак»:
завелся предатель. Было принято решение спешно эвакуировать Черняка в Москву.

Здесь он год учился в разведшколе под руководством А.Х. Артузова, который Сталиным был назначен заместителем начальника Четвертого (разведывательного) управления Генштаба Красной армии.

Длительные беседы имел с ним начальник разведки РККА армейский комиссар второго ранга Ян Берзин.

Год напряженной учебы шпионским хитростям и мастерству, встречи с агентами Коминтерна, работавшими по всей Европе.

Именно в разведшколе Янкель Черняк освоил русский язык, которого до этого не знал.

На исходе 1936 года его назначили корреспондентом ТАСС в Швейцарии. А как разведчик, он имеет оперативный псевдоним «Джен». Свою агентуру в Швейцарии и Германии он вербовал лично. Впоследствии гитлеровской контрразведке так и не удалось раскрыть ни одного агента из группы «Крона», работавшей под руководством Черняка.

Имена только двоих из 35 рассекречены сегодня.

Это артистка Ольга Чехова и любовница Геббельса Марика Рёкк.

Помните трофейный фильм «Девушка моей мечты»?

Так вот, Марика Рёкк играла в нем роль главной героини, той самой девушки, о которой не грех было мечтать.

Эти любимицы Геббельса добывали сведения исключительной важности.

Остальных не удалось раскрыть даже автору книги «Рассекреченные судьбы» Александру Авербуху,
который специализируется на поисках разведчиков.

Известны только их должности в иерархии Третьего рейха: секретарь рейхсминистра, офицеры абвера, вермахта, гестапо,

офицер, работающий непосредственно в Ставке Гитлера, глава исследовательского отдела авиастроительной фирмы, крупный банкир, высокопоставленный офицер Генштаба, дочь начальника крупного танкового конструкторского бюро
– люди, которые вращались в высших кругах Рейха и добывали информацию исключительной важности, которая докладывалась лично Сталину.

Всего 35 агентов. Их имена засекречены до сих пор, поскольку они работали на СССР и после войны в Германии, США, Италии...

12 июня 1941 года, еще до сообщений Рихарда Зорге и Леопольда Треппера, Черняк передал в Москву секретный приказ главнокомандующего Сухопутными силами Германии о сроках, целях и сигналах при вторжении в СССР, о начале действия плана «Барбаросса». Сталин не поверил и велел послать этих разведчков подальше.

«Крона» работала в Германии 11 лет.
И если о «Красной капелле» Треппера-Гуревича и «Красной тройке» Шандора Радо немецкая контрразведка узнала все и ликвидировала «Капеллу» еще в 1942, а «Тройку» - в 1944,

то о работе «Кроны» она могла только догадываться по радиограммам, которые невозможно было расшифровать.

В Москве от Черняка узнали о германской системе противовоздушной обороны, противолодочной защите, о новейших системах самолетостроения, аппаратах связи, состоянии оборонной промышленности, о ФАУ-1. О странах-союзницах Гитлера.

Помните, в фильме «Семнадцать мгновений весны»
показано, как Штирлиц отдыхает в своем особняке на окраине Берлина и попивает армянский коньяк.

Не было у него особняка. Он никогда не жил постоянно на одном месте. И не пил.

Все время ночевал у друзей и редко когда на одном месте дважды.
Да и в Берлине он бывал не часто – то в Швейцарии, то в Париже, то еще где-нибудь в Европе.

Янкель Пинхусович обладал исключительными способностями.
С первого прочтения он запоминал слово в слово 10 страниц текста на любом из семи языков и
расположение семидесяти предметов в комнате - с первого взгляда.

Мало того – он обладал даром гипнотизера и с высокой точностью мог разгадать намерения собеседника, предсказывал события, как Вольф Мессинг.

К тому же он был не чемпионом Берлина по теннису, как сказано в фильме,

а считался мастером рукопашного боя, хотя в соревнованиях участвовал только в юности. .

И руки у него были золотые.

Он мог изготовить из подручных средств печати и штампы, мог подделать любой почерк.

Его донесения никто не смог бы расшифровать, потому что если бы микропленки попали в чужие руки, они бы немедленно засвечивались.

Он сделал себе несколько паспортов, в том числе и австралийский.
И ни разу его документы не вызывали сомнений при пересечении границ.

А ездить ему пришлось много. Он путешествовал под видом лектора-инженера, рассказывающего о достижениях инженерной мысли, или коммиявожера, и в каждой стране держался так, чтобы не привлекать к себе внимания.

Менял имена и легенды, остановливался не в гостиницах, а у надежных людей.

Ему удалось составить список счетов в различных банках Европы, на которых лежали активы сотрудников германских спецслужб и бонз нацистской партии.

Мелких чиновников он подкупал, как сейчас подкупают бюрократов в России - взятками и подарками.

ТОЛКОВЫЙ РАЗВЕДЧИК – ЭТО БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДИВИЗИЯ

Разведка существует с древнейших времен. Каждое государство ею обладает.

Задача разведчика – в добыче закрытой информации, имеющей военное, экономическое и политическое значение, проще говоря – технологических секретов, которыми обладает враждебное государство.

Этим и занимался Янкель Черняк, но поскольку он еще был отлично образованным инженером, он мог анализировать добытую информацию и поставлять Центру самое главное.

А что же было главным достижением в его деятельности?

То, что никто из агентов «Кроны», действовашей не только в Германии, но по всей Европе, не был раскрыт и пойман. Москва получила совершенно секретный план «Барбаросса» и точную информацию о датах его осуществления.
Черняк фактически спас Москву от гитлеровской авиации: ему удалось выкрасть документацию на производство радаров и даже доставить образец такой радара.


Иконоскопы – так назывались первые радиолокаторы.
Технологию и способ их производства получила Москва.

Вот как оценивал эту работу академик, вице-адмирал, создатель советской радиоэлектроники, заместитель министра обороны Аксель Берг:
«Ваши материалы отвечают острейшей потребности наших институтов, они помогают в разработке новых, сверхчувствительных телепередатчиков.

Ваша информация помогает нам сэкономить буквально миллионы валютных рублей».


Во время войны в Москву шли данные о германских запасах никеля, вольфрама, олова, количестве боевых самолетов и маршрутов их перегона к фронту.

От Черняка пришла информация о присадках к стальным сплавам, из которых немцы делали орудийные стволы. Он прислал тактико-технические данные о танке «Тигр» и самоходке «Пантера».

Черняк раздобыл также полный план операции немцев на Курском выступе, что позволило предпринять меры и ценой больших потерь все же одержать победу.

Не будь в руках сталинского командования этого плана, всё на войне могло закончиться не так.

БЕЗ МОРЗЯНКИ И РАДИСТКИ КЭТ

Помните в фильме радистку Кэт, которая передавала шифровки Штирлица?

Красиво, фантастично, но смешно.
Во время войны главная проблема - связь.

В одном из армейских уставов мне запомнилась фраза: «Связь – нерв боя».

Так вот, радистка Кэт никак не могла решить эту проблему: научно-техническая информация не зашифровывается и не передается телеграфным ключом
– это десятки и сотни листов технического текста, схем, чертежей, образцов. Как их передавал Янкель?

С помощью тортов.

Академик Берг писал отчет в ГРУ 11 июля 1944 года:

«Полученные от вас материалы на 1082 листах и 26 образцов следует считать крупной и ценной помощью делу».

30 декабря 1944 года: «Получил от вас 475 иностранных письменных материалов и 102 образца аппаратуры.

Подбор материалов сделан настолько умело, что не оставляет желать ничего лучшего».

Чуть позже: «Получил от вас 811 иностранных информационных материалов, в том числе 96 чертежей, описаний и инструкций новейших радиолокационных средств.

Совет по радиолокации Госкомитета обороны готов поддержать представление ваших работников к правительственным наградам и премированиям».

Несколько слов об академике Акселе Берге:
еще в царское время он был командиром подводной лодки.

В 1937 году профессор Военно-морской академии Берг был арестован за «антисоветскую пропаганду и агитацию.»

Отсидел в колымских лагерях три года.

Накануне войны был освобожден и реабилитирован, назначен руководителем Совета по радиолокации Государственного Комитета обороны, руководителем которого был Сталин.

Он был интеллигентом старой закваски, самым крупным специалистом радиолокации, его называли «отцом советского радара».
И оценка деятельности разведчика таким специалистом дорого стоит.



Всего Черняком было передано 12.500 листов технической документации,
102 образца аппаратуры, документы, касающиеся радиолокации, электоропромышленности, корабельного и авиационного вооружения, металлургии.

И Янкеля Пинхусовича Черняка представили тогда к званию Героя Советского Союза.






Но Сталин этого представления не подписал. Война еще не кончилась.

А помните последние кадры «Семнадцати мгновений весны»?

Штирлиц возращается в Берлин и едет в туманную даль. Даль эта и в самом деле была очень туманной. Из Швейцарии он перемещается в Лондон.

ЯДЕРНЫЙ ПРОЕКТ

И там, в Лондоне, пытается раскрыть секреты английского ядерного проекта, над которым Британия работала параллельно с американцами.

Но как выйти на это?
И он нашел дорогу к сотруднику Кавендишской лаборатории Кембриджского университета, секретарю Британского и Кембриджского отделений Национального исполкома Ассоциации научных работников Великобритании профессору Аллану Нанн Мею.



Профессор работал в британской ядерной программе «Тьюз Эллойз» и был дружен с другим ученым, завербованным советской разведкой, - Дональдом Маклином, имевшим оперативное имя «Гомер».

Ян Черняк завербовал Мея, который получил кличку «Алек». Он и передал Черняку документы об основных направлениях ядерных разработок в Англии, в частности, в Кембриджской лаборатории.

Это были чертежи уранового котла и описание принципов его работы – 130 листов сверхсекретной документации.

Позднее профессор Аллан Нанн Мей вспоминал об этом так:
«Вся эта история причинила мне огромную боль, и я занимался этим только потому, что считал это своим посильным вкладом в безопасность человечества».



В конце войны Мея перевели в Монреальскую лабораторию Национального научно-исследовательского совета Канады.
Она работала на американский атомный проект «Манхэттен».

Как раз в то время американской контрразведкой был разоблачен как шпион советский военный атташе полковник Николай Заботин.

Заботина с позором выдворили из Канады.
Кремлю даже пришлось приносить официальные извинения «за личную инициативу дипломата». Но это была далеко не личная инициатива.

Вот Ян Черняк и заменил Николая Заботина, возглавив советскую резидентуру в США и Канаде.

Он создал новые источники информации и вскоре переслал в Москву доклад Ферми,
перечень ядерных научно-исследовательских объектов США и Канады, а также полученные от профессора Мея образцы урана-235.

Они были запаяны в обертку из-под конфет в виде окиси на платиновой фольге. Всего 162 милиграмма.

Группа Черняка работала успешно.
Но ее выдал предатель. Им оказался шифровальщик Игорь Гузенко, работавший в советском посольстве в Канаде.


Он попросил у канадцев политического убежища и пришел к ним не с пустыми руками, а прихватив секретные документы.




Канадской контрразведке стали известны имена 19 советских агентов. Девять из них были арестованы и осуждены. Агентурная группа, работавшая по атомному проекту, была обескровлена.

Но предатель Гузенко не знал имени руководителя группы. За дело взялся британский Скотланд-Ярд и разведслужба МИ-5.

Они вычислили личность «Алека»,
и вскоре профессор Мей был арестован.
В ходе следствия и суда он признался в том, что был завербован Москвой.

Его приговорили к 10 годам тюрьмы, но вскоре выпустили за хорошее поведение, после чего он перебрался в Гану,
где стал профессором физики местного университета.

Был арестован и ценный агент ГРУ «Мулат» - Залман Литвин, работавший профессором университета Южной Калифорнии.

Москва решила вывести из игры Яна Черняка и всю его команду.

Для этого в американский порт отправился с визитом доброй воли советский военный корабль.

Ночью он принял на борт девять человек, переодетых в форму военных моряков,
изрядно подгулявших в ночных клубах Нью-Йорка. Их доставили в Севастополь.

Так Янкель Пинхусович Черняк оказался в СССР.

Изредка его привлекали к оперативной работе, а потом о нем надолго «забыли». Почти что навсегда.

БЛАГОДАРНОСТЬ РОДИНЫ

Ему еще повезло. Могло быть и хуже. Моему родному дяде – брату матери- совсем не повезло.

Он был работником Коминтерна, то есть разведчиком в Голландии и Бельгии. Когда Сталину доложили о том, что 22 июня 1941 года начнется война, он сказал начальнику разведки Генштаба:

«Пошлите своих разведчиков в ж..».

Моего дядю Бориса срочно отозвали и расстреляли за два дня до начала войны как «изменника Родины».

В доме нельзя было о нем говорить, не осталось даже фотографий. Боялись.

От него остались два костюма, которые мама в самое голодное время не продала, не обменяла.

Я их донашивал в свои студенческие годы – красивые пиджаки с искоркой, а в верхнем кармане было такое прикольное зеркальце, запеленутое в красивый лоскут из очень мягкой ткани.

Я был в этом клифте как настоящий пижон. Мама говорила: «Как ты похож на Борьку – настоящий дипломат!».

А вот знаменитому «Кенту»- Анатолию Марковичу Гуревичу, о котором на Западе изданы десятки книг и написаны сотни статей, повезло куда меньше.

О нем на Родине не знали ничего.
И был он реабилитирован лишь в 1991 году.

Сын харьковского аптекаря, выучивший язык Сервантеса, был «произведен» в лейтенанты испанского флота и отправлен в Бельгию с липовыми документами,
в которых были даже орфографические ошибки, из-за которых начались серьезные проколы.

Он назвал таксисту адрес гостиницы, а это оказался публичный дом.

Пришлось выкручиваться самостоятельно: он превратился в богатого уругвайца Винсента Сиерро, посещал школу танцев.

Руководителем разведгруппы был Леопольд Треппер, который возглавлял «Красную капеллу» до того, как гитлеровцы оккупировали Бельгию.

Трепперу пришлось срочно покинуть Брюссель, поскольку у него была ярко выраженная еврейская внешность,
и «Капеллу» возглавил Анатолий Гуревич – «Кент».

Он познакомился и очаровал блондинку-миллионершу Маргарет из семейства Зингеров.
Они устраивали пышные вечеринки, на которые приходили люди высшего общества и немецкие офицеры.

Гуревич создал успешную коммерческую фирму «Симеско» с миллионными доходами, которая получила заказы от германской армии – на производство полутора миллионов алюминиевых ложек и особой ткани для того, чтобы в ней удобно было солдатам в Африке.

Так Гуревич вычислил количество пленных, захваченных в первые дни (ложки для них предназначались), и о том, что готовится операция Роммеля в Африке.

В 1942 году он сообщил в Центр о планах гитлеровцев захватить нефтедобывающие районы Кавказа.

Красная Армия перегруппировала силы и закрыла Кавказ.

«Кенту» была объявлена личная благодарность Сталина.


«Красная капелла» - это не просто разведгруппа,
это огромная шпионская сеть, которая была накинута на Европу и охватывала ее от Испании до Норвегии.

В ней и работал мой дядя Борис.
Она действовала до 1942 года: гестапо арестовало «Кента»-Гуревича и Маргарет.

Его лично допрашивал глава гестапо Мюллер.
Его не пытали, не били. «Кенту» предложили участвовать в радиоигре, и он согласился,


потому что знал, как сообщить, что его шифровки идут под контролем.

Но чекисты были настолько непрофессиональны, что даже не заметили условных сигналов.

Гуревич никого не выдал, гестапо не знало даже его настоящего имени.

В 1946 он летел в Москву, и ему казалось, что самолет летит слишком медленно.

С аэродрома его повезли в советское гестапо – в СМЕРШ. Вот там он и получил в полном объеме и пытки, и издевательства, и унижения.

Анатолия Марковича Гуревича – «Кента» пытали 16 месяцев.

В пытках и допросах участвовал и начальник СМЕРША генерал Абакумов.
Особое совещание при МГБ СССР «за измену Родине» приговорило Гуревича к 20 годам заключения.


Он провел в Воркутинских и Мордовских лагерях больше времени, чем работал «на холоде». И всю жизнь, оклеветанный и обоганный, считался предателем, что было страшнее всего.

Он вышел на свободу и был оправдан лишь в 1991 году.
Жил в питерской хрущобе, а жалкую пенсию тратил, в основном, на лекарства.
Он умер в январе 2009 года в возрасте 96 лет,
а в 2003 году в Испании умер его и Маргарет сын - Мишель Барга.
И мало кто знал, что знаменитый «Кент», Винсент Сиерра, Антонио Гонсалес - это Анатолий Маркович Гуревич.

Удивительно, что Лев Маневич, Янкель Черняк, Леопольд Треппер, Шандор Радо, Анатолий Гуревич, собирательный образ которых воплотился в мифическом Штирлице, - эти выдающиеся во всех отношениях евреи - работали на подлый сталинский антисемитский режим и фактически ему отдали свои яркие жизни.Почему? Потому что умные люди ошибаются не реже дураков.

Лев Маневич – «полковник Старостин»- умудрился передавать в Центр информацию из лагеря смерти и умер 9 мая 1945 года.

Анатолий Гуревич большую часть жизни провел в ГУЛАГе,

Леопольд Треппер тоже отсидел свое и после реабилитации оказался в Польше,
затем во Франции, а в конечном счете – в Израиле.

Шандор Радо жил в Будапеште.

Родина щедро кормила всех нас березовой кашей,
и ее герои сидели в тюрьмах дольше, чем воры и убийцы.


Такова сель-авив, как говорил один мой шибко умный знакомый.


Последний раз редактировалось: Jurgen (Пт Июл 11, 2014 2:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Jurgen
ArhiTektor

   

Зарегистрирован: 22.11.2008
Сообщения: 18587

СообщениеДобавлено: Пт Июл 11, 2014 1:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


http://nnm.me/blogs/Racing19/shtirlic-istoricheskaya-spravka/page2/


Он родился 6 апреля 1909 года в городе Черновцы на Буковине,

входившей тогда в состав Австро-Венгрии, в семье небогатого торговца. Родители пропали без вести или погибли во время Первой мировой войны, и мальчик воспитывался в сиротском приюте. Еврей.


В 1927 году, после окончания средней школы, он поступил в Пражское высшее техническое училище, где вскоре стал одним из лучших учеников.

Его любимым занятием было изучение языков. К 20-ти годам он овладел семью (!) языками, а на языке Шиллера и Гете молодой студент изъяснялся так, что его не отличали от уроженца западногерманских земель. Русский язык он выучил позже.

Получив диплом, Черняк некоторое время трудился на электротехническом заводе, но после того, как разразился мировой экономический кризис, был уволен и остался без работы. Тогда, решив продолжить образование, обладатель западногерманского выговора выехал в Веймарскую Германию, и там поступил в Берлинский политехнический колледж.

Политические взгляды Черняка сформировались еще в школьные годы, когда он стал членом Социалистического Союза молодежи. В 1930 году в Берлине Черняк вступил в ряды Коммунистической партии Германии.

На него обращают внимание сотрудники советской военной разведки. В июне 1930 года в одном из берлинских кафе у молодого коммуниста состоялся доверительный разговор с сотрудником Разведывательного управления РККА (псевдоним «Матиас»). Тот предложил Яну оказать содействие в борьбе против фашизма и – получил согласие. Вербовка состоялась.


В 1930 году его призывают в армию Румынии. Сержант Черняк – делопроизводитель в штабе артиллерийского полка, имея доступ к секретным документам, начинает передавать в Центр военную и военно-техническую информацию по Германии и ее союзникам.

К 1934 году он уже возглавляет самостоятельную резидентуру, действовавшей в этой стране и за ее пределами.

В 1935 году, после провала одного из информаторов, Черняка спешно отзывают в Москву, где с ним имел долгую беседу начальник Разведки РККА армейский комиссар 2-го ранга Ян Берзин. Специальную подготовку он проходит под руководством А. Х. Артузова, бывшего руководителя Иностранного отдела ОГПУ-НКВД, который к этому времени был переведен Сталиным на должность заместителя Четвертого (разведывательного) управления Генерального штаба Красной Армии.

Времени для изучения русского языка у Черняка оказалось тогда мало. Уже на следующий год, окончив разведывательную школу, Ян Петрович отправляется в Швейцарию. Прикрытие – официальный корреспондент ТАСС (оперативный псевдоним «Джек»).

Освоившись на месте, Черняк приступает к организации агентурной сети. Обаятельный и коммуникабельный, он быстро и легко находил людей, готовых работать на Советскую Россию. И вскоре среди его ценных источников были такие фигуры, как секретарь министра, глава исследовательского отдела авиационной фирмы, офицер разведки, высокопоставленный военный в штабе, крупный банкир, дочь начальника танкового конструкторского бюро. Соответствующей была и информация, которую «журналист» направлял в Центр.

О работе Яна Петровича свидетельствует запись в его характеристике: «Находясь в зарубежной командировке, Черняк провел исключительно ценную работу по созданию нелегальной резидентуры и лично завербовал 20 агентов». Входившие в нее агенты добывали разнообразную ценную информацию, в том числе, касательно практически всех европейских систем оружия и военной техники.


«Он (Черняк) обладал необычной памятью, – пишет автор книги «Рассекреченные судьбы» Александр Авербух, – и с первого прочтения запоминал до десяти страниц текста на любом знакомом ему языке, а также расположение семидесяти предметов в помещении. Безусловный гипнотический дар в сочетании с артистизмом позволил ему однажды пройти не узнанным в метре от жены, с которой он прожил пятьдесят лет. Телепат, способный в некоторых случаях читать чужие мысли, он подчас с высокой точностью разгадывал намерения собеседника».

И еще: «Невзрачный и безнациональный, он был очень сильным и ловким, а также нетитулованным мастером рукопашного боя. Располагая примитивными средствами, мог подделать любой документ, классно изготовить печать, штамп. Его донесения не поддавались посторонней расшифровке, а фотоматериалы при попытке их обработать – засвечивались».

В октябре 1938 года после заключения Мюнхенского соглашения Черняк, уже разведчик-нелегал, переехал в Париж. Обстановка там была крайне напряженной, и поэтому перед тем, как германские войска летом 1940 года вошли в Париж, Ян Петрович предусмотрительно перебрался в Цюрих, а затем дальше – в Англию.

По данным, которые приводит Александр Авербух, к началу войны члены группы «Крона» занимали видные позиции в Рейхе, и полученная от них информация стратегического и военного характера получала самую высокую оценку в Москве. Ни один из агентов Черняка никогда не был разоблачен Гестапо.

Что мы знаем об этих людях? Фактически ничего. Вот только одна фамилия, дающая представление о степени внедрения группы «Крона». Она «засвечена» в книге Серго Гегечкори «Мой отец – Лаврентий Берия», вышедшей уже после смерти Яна Черняка. Марика Рёкк, «девушка моей мечты». Фильм, в котором в заглавной роли сыграла эта прима Третьего Рейха венгерского происхождения, помногу раз вынужден был смотреть ожидавший связника советский киноразведчик Штирлиц.


Несомненно, Серго Гегечкори знал, о чем говорил. Он тесно работал с отцом и в 1945 году даже входил в группу, которая снабжала Сталина конфиденциальной информацией, полученной в кулуарах Ялтинской конференции. По его сведениям, Лаврентий Берия имел в своем распоряжении т. н. «стратегическую разведку». Его агентами были ценные источники, в том числе кинозвезды фашистской Германии Ольга Чехова и Марика Рёкк.

После выхода книги «Мой отец – Лаврентий Берия» ГРУ вроде бы сделало официальное заявление, что никакого отношения к НКВД Марика Рёкк не имела, а принадлежала к разведывательной группе Яна Черняка, он-то и завербовал актрису еще в 1937 году. Любимица министра пропаганды Геббельса, она, вращаясь в высших кругах рейха, добывала сведения исключительной важности. Но и в наши дни руководство российских спецслужб на все вопросы по этому поводу отвечают уклончиво. Имена остальных агентов засекречены до сих пор, известно, что некоторые из них награждены советскими орденами и продолжали работать на СССР уже после войны, проживая в ФРГ, США и иных странах.

12 июня 1941 года – до сообщений Рихарда Зорге и Леопольда Треппера, – Черняк добыл и передал в Москву секретный приказ главнокомандующего сухопутными войсками Германии о сроке, основных целях и сигналах нападения на Советский Союз в рамках плана «Барбаросса».

После нападения Гитлера на Советскую Россию нелегальная резидентура Черняка, действовавшая в Германии, Италии и некоторых других европейских странах, не только не прекратила работу, но и стала источником важнейших материалов.

Центр получал от группы Яна Черняка информацию, представлявшую огромное значение и оказавшую большое влияние на ход войны. Его агентура, насколько можно судить, состояла из местных кадров, имевших безупречную репутацию и находившихся на важных должностях в Рейхе. 35 ценных источников, в том числе в Вермахте, Гестапо (политическая полиция и разведка) и Абвере (военная разведка), а один – непосредственно в Ставке фюрера.


«Крона» существовала почти одиннадцать лет. И если о «Красной капелле» Леопольда Треппера и «Красной тройке» Шандора Радо немецкая контрразведка знала и, в конце концов, смогла напасть на след и ликвидировать – первую в 1942 году, вторую в 44-ом, – то о нелегальной группе Черняка могла только догадываться по перехваченным радиограммам, которые не поддавались расшифровке.

В Центр систематически поступали данные о системах противовоздушной и противолодочной обороны Рейха, новейших технологиях и современных материалах для самолетостроения, боевых параметрах и конструктивных особенностях немецкой военной техники и аппаратов связи, состоянии оборонных отраслей промышленности, запасах стратегического сырья и успехах в создании Фау-1. Черняк передавал в СССР ценную техническую информацию о танках, артиллерийских орудиях, реактивном вооружении, разработках химического оружия, радиоэлектронных системах. Только в 1944 году было передано свыше 12500 листов технической документации и 60 образцов радиоаппаратуры.

От группы Яна Черняка шли не короткие радиограммы, а кипы технической документации и чертежей. По свидетельству академика А. Берга, получаемые им материалы составляли иногда свыше 1000 листов. Эти материалы посредством хитроумной системы курьерской связи быстро попадали в Москву и давали возможность в короткие сроки и с минимальными затратами принимать инженерные решения при разработке и производстве советской военной техники.

Так же как и «Красная капелла», группа Яна Черняка перед Курской битвой передала в Москву достаточно полную техническую документацию по новейшим танкам «Тигр» и «Пантера». На стол командования легла и сверхсекретная информация о стратегических планах противника на «Курском выступе». Целью наступления являлось окружение значительной группы советский войск, занимавших этот район с их последующим уничтожением. В случае успеха операции поражение Советского Союза становилось делом времени.

Несмотря на огромные потери, Красной Армии удалось взять верх в этом величайшем сражении в истории человечества и разгромить гитлеровские войска, после чего началось изгнание захватчиков с нашей земли.


Особая тема – участие Черняка в ядерном проекте.

В первой половине 1942 года Ян Петрович (псевдоним «Джен») получил задание привлечь к работе на военную разведку сотрудника секретной Кавендишской лаборатории Кембриджа. Ученого звали Аллан Нанн Мей. Он был доктором физических наук, секретарем Бристольского, а позднее Кембриджского отделения Национального исполкома Ассоциации научных работников Великобритании.

В свое время Мей учился в Кембридже с будущим советским агентом Дональдом Маклином («Гомер»). Он был серьезным и замкнутым физиком, и при этом сочувствовал коммунистическому движению и Советскому Союзу. В апреле 1942 года его пригласили к участию в британской ядерной программе «Тьюб эллойз».

Советская разведка уже была в курсе того, что на Британских островах начались работы по созданию нового оружия на основе расщепления ядра урана. Резидентура внешней разведки НКВД в Лондоне еще в сентябре 1941 года получила сведения от «Гомера» информацию о разработке английскими учеными ядерной бомбы.

Несколько ранее, 3 августа, сведения о начале работ по созданию смертоносного оружия нового поколения в Англии и США получил сотрудник лондонской легальной резидентуры ГРУ полковник Семен Кремер («Барч»). Его информатором был немецкий физик-теоретик Клаус Фукс, с июня 41-го работавший в Бирмингемской лаборатории в рамках проекта «Тьюб эллойз».

В июне 1942 года руководство ГРУ направило «Джену» указание приступить к вербовке ученого. Ян Петрович успешно выполнил задание Центра. Он установил контакт с Меем и сумел убедить его в том, что, передавая сведения об английском атомном проекте, тот окажет СССР посильную помощь в борьбе с фашизмом. До конца этого года Черняк провел с ученым, получившим оперативный псевдоним «Алек» несколько встреч, во время которых получил документальную информацию об основных направлениях научно-исследовательских работ по урановой проблеме в Кембридже.

Кроме того, доктор Мей передал Черняку сведения об установках по отделению изотопов урана, описание процесса получения плутония, чертежи «уранового котла» и описание принципов его работы – всего около 130 листов документации. Позднее сам «Алек» вспоминал об этом времени так: «Вся эта история причиняла мне огромную боль, и я занимался этим лишь потому, что считал это своим посильным вкладом в безопасность человечества».

Мей находился на близкой связи у Черняка до конца 1942 года. В январе 43-го его перевели в Монреальскую лабораторию Национального научно-исследовательского совета Канады. На последней встрече с «Дженном» были оговорены условия восстановления контактов в Канаде, но без уточнения сроков, – дипломатические отношения между СССР и Канадой еще не были установлены.

Сразу после падения Берлина Черняка перебрасывают в Америку с основным заданием: разведка по «манхэттенскому проекту». Занимавшийся этой проблемой военный атташе в Канаде полковник Николай Заботин («Грант») был разоблачен местной контрразведкой. Разразился большой скандал. Заботина немедленно отозвали, а советскому правительству пришлось извиниться за «личную инициативу резидента».

Заменив Заботина, Ян Петрович перестроил работу агентуры, нащупал новые источники информации и вскоре Центр получил от Черняка первую «отправку», содержавшую масштабный доклад о ходе работ по созданию атомной бомбы, включая доклад Ферми, перечень научно-исследовательских объектов в США и Канаде. От доктора Мея были получены и натурные образцы урана-235 (162 мг в виде окиси на платиновой фольге).

Дальнейшую судьбу Черняка решил предатель – лейтенант Игорь Гузенко («Кларк»), шифровальщик под прикрытием сотрудника советского посольства в Канаде. Прихватив из служебного сейфа секретные документы, он вместе с женой 5 сентября 1945 года попросил политического убежища.

Последствия предательства оказались катастрофическими. Образованная по «горячим» следам Канадская королевская комиссия по вопросам шпионажа выявила имена 19 агентов советской военной разведки, из которых 9 были осуждены. Наибольшие потери понесла агентурная группа «Бэк», ориентированная Центром на добывание сведений по атомной бомбе.


Полученная от Гузенко информация была доведена до руководителя особого отдела Скотланд-Ярда подполковника Леонарда Барта. Тот получил указание срочно установить личность таинственного «Алека». Барт, который работал в тесном контакте с МИ-5, не составило труда выяснить, что под этим псевдонимом скрывается доктор Аллан Мей.

15 февраля Барт позвонил Мею на работу и пригласил посетить Управление по атомной энергии. Причина – ему, дескать, необходимо навести справки… чисто рутинного характера. Во время беседы за чашкой чая офицер Скотланд-Ярда неожиданно заявил Мею, что располагает неопровержимыми уликами, которые указывают на его сотрудничество с советской разведкой.

Получив нокаутирующий удар, Мей «поплыл». После продолжительного и мучительного раздумья он признался, что, действительно, находясь в Канаде, встречался с русским в период с января по сентябрь 1945 года и передал ему образцы урана.

Доктор Мей был арестован 4 марта 1946 года. Его судили и приговорили к 10 годам тюремного заключения. Срок он отбывал в Уэйк-филдской тюрьме в графстве Йоркшир. В январе 1953 года его за примерное поведение досрочно освободили, после чего он устроился на малозначительную работу в Кембридж.

Позднее Мей вновь начал заниматься физикой, в частности исследованиями по теории усталости металла, а его статьи стали появляться в одном из ведущих научных журналом мира «Nature». В 1962 году он покинул Англию и перебрался на африканский континент – в Гану, где ему предоставили место профессора физики в местном университете.

Он внес огромный вклад в дело создания ядерного паритета в мире, и при этом никогда не раскаивался в своем выборе. Известный британский научный обозреватель Пинчер сказал о нем: «Он сумел вернуться в научный мир и получить признание, не дав ни малейшего повода заподозрить его в раскаянии или компромиссе с обществом, чьей безопасности и он угрожал, когда передавал секреты атомной бомбы русским, политическому делу которых он был тайно предан».

Из-за предательства Гузенко были провалены и нелегальные резидентуры ГРУ. В ноябре 1945 года, едва избежав ареста, был вынужден немедленно покинуть Америку Залман Литвин («Мулат») – нелегал ГРУ, действовавший в Лос-Анджелесе. В 30-х годах под чужим именем он окончил Южно-Калифорнийский университет и был оставлен в нем для работы. За годы пребывания в США «Мулат» создал обширную агентурную сеть, собиравшую информацию по США и Японии.

В сложившейся ситуации в Москве было принято решение и о немедленном выводе из игры Яна Черняка. В январе 1946 года советский военный корабль, посетивший Америку с визитом доброй воли, доставил его в Севастополь. О всем случившемся послевоенный начальник ГРУ генерал-лейтенант Ф. Ф. Кузнецов доложил лично Сталину.

Для разбора всех обстоятельств побега «Кларка», по указанию Сталина была создана специальная комиссия под руководством секретаря ЦК ВКП (б) Г. Маленкова. В ее состав вошли Л. Берия, В. Абакумов, Ф. Кузнецов, В. Меркулов. По итогам ее работы виновным признали полковника Заботина. Он, его жена и сын были арестованы и находились в лагерях до смерти вождя.

Руководство ГРУ ГШ представило Яна Черняка к званию Героя Советского Союза. Но Сталин был крайне недоволен изменой Гудзенко (из выданных им агентов 9 попали в тюрьму и еще 9 пришлось срочно вывозить из США), и вдобавок еще выяснилось, что Черняк за несколько месяцев до бегства давал хорошую оценку непосредственному начальнику Гудзенко, прошляпившего подготовку Гудзенко к побегу. По этой причине в награждении Черняка было отказано...

Что касается предателя Гузенко, то он долгое время находился под охраной и на попечении канадской контрразведки. В 1948 году выпустил книгу «Это был мой выбор». Позднее он начал сильно налегать на алкоголь и очень скоро спился. Умер в 1982 году.

В чем причина опалы Яна Черняка? В том, что это была именно опала, сомневаться не приходится. Иначе бы его наградили Золотой Звездой не на пороге могилы. Еврейские авторы, по обыкновению, указывают на «неудобную» национальность этого выдающегося разведчика.

Ян Черняк, в отличие от руководителей «Красной капеллы», остался на свободе. И этот факт, по мнению Виктора Литовкина, свидетельствует «либо о его высочайшем профессионализме, либо о такой жесткой цепочке связей с зарубежной резидентурой, тронув даже звено которой, можно было завалить очень ценные источники информации».

Ответ на вопрос, – почему все-таки профессионал такого класса оказался не у дел, содержится, как мне представляется, в энциклопедическом словаре «Разведка и контрразведка в лицах (Москва, 2002 год).

Читаем: «Многие его агенты были награждены высокими правительственными наградами. Однако сам он не был награжден из-за того, что не согласился с наказанием полковника Заботина и высказал свое негативное отношение к соперничеству между ГРУ и НКВД».

Вот это уже «теплее»…

Выдать высшему руководству свое принципиальное мнение относительно разборки между НКВД и ГРУ, вызванной более чем серьезным провалом, и уцелеть – такое было возможно только очень большому профессионалу.

Трудно сказать, почему Ян Петрович защищал полковника Заботина (если это, конечно, так). Собранные комиссией факты свидетельствовали явно не в пользу «Гранта». Как было установлено в ходе разбирательства, Гузенко сумел понравиться своему непосредственному начальнику, и поэтому пользовался рядом необоснованных льгот. Так, вопреки всем установленным правилам, он вместе с женой и сыном проживал не на территории посольства, а в городе, на частной квартире. И это притом, что шифровальщикам даже за пачкой сигарет разрешалось покидать посольство только в сопровождении двух человек – сотрудников резидентуры.

Данный факт вскрылся после того, как первый заместитель начальника 1-го управления ГРУ полковник Михаил Мильштейн в мае-июне 1944 года совершил инспекционную поездку по легальным резидентурам в США, Мексике и Канаде. В ходе проверки он установил, что Гузенко не только проживает вне посольства, но и имеет доступ к личному сейфу заместителя резидента подполковника Петра Мотинова («Ламонт»). Более того, у Мильштейна сложилось стойкое впечатление, что шифровальщик находится на пути к предательству и замышляет побег.

«Перед отъездом, – вспоминал позднее Мильштейн, – я еще раз сказал Заботину о необходимости переезда Гузенко и решил снова с ним встретиться. Я внимательно слушал его, задавал разные, часто несущественные вопросы – какое-то необъяснимое и тревожное предчувствие на протяжении всего разговора мучило меня. Мне все время виделась в нем какая-то неискренность. Внутренний голос подсказывал, что с ним неладно. Он решил что-то такое, чего очень боится, что может быть раскрыто. И вот тогда, в июне 1944 года, я пришел к выводу, что он готовится бежать. Готовится, но еще не решил окончательно».

По возвращении в Москву Мильштейн доложил о своих подозрениях начальнику ГРУ генерал-лейтенанту Ивану Ильичеву и начальнику отдела кадров полковнику С. Егорову. И хотя этот доклад не приняли всерьез, в сентябре на место «Кларка» был направлен сменщик – лейтенант Кулаков. Однако Заботин сумел настоять на отмене этого решения, и только в августе 1945 годы новый начальник ГРУ генерал-лейтенант Федор Кузнецов отправил шифрограмму о немедленном отзыве Гузенко и его семьи в Советский Союз. Дальнейшее – известно.

В отличие от других разведчиков-нелегалов, связанных с «Красной капеллой», Ян Черняк остался на свободе. Тот же Шандор Радо после войны был обвинен в предательстве, вывезен сотрудниками НКВД в Москву и затем надолго отправлен за решетку. Так же поступили с другими, связанными с «Дорой» резидентами «Красной капеллы», Леопольдом Треппером и Анатолием Гуревичем.

Следователи на Лубянке пытались решить головоломку: как могло получиться, что два резидента ГРУ, оказавшись в ведомстве «папы Мюллера», остались живы? Леопольд Треппер попал в руки Гестапо в ноябре 1942 года, а в сентябре 43-го бежал. Он считал, что его выдал Анатолий Гуревич – «Кент», который в 1941 году был командирован в Германию и Прагу. В ноябре 42-го Гестапо вышло на его след. Последовал арест.
Гуревич участвовал в радиоигре против советской разведки под контролем Абвера, предварительно уведомив Центр о сложившейся ситуации. Технический сотрудник, принимавший шифровку, почему-то не обратил внимания на условленный знак «работаю под контролем»…

Шандор Радо не угодил в Гестапо, а вот советских тюрем ему избежать не удалось. На свободу «Дора» вышел в 1955 году. Он был полностью реабилитирован. Жил в Будапеште.

После возвращения в СССР был репрессирован и Леопольд Треппер. Его освободили в 54-ом. С 1957 года «Отто» проживал в социалистической Польше. Затем ему разрешили выехать во Францию, откуда он перебрался в Израиль.


Анатолий Гуревич, осужденный за «измену Родине», провел в тюрьме в общей сложности двенадцать лет. Пробыв в Воркутинских лагерях, в октябре 55-го года он вышел на свободу. Повторно был арестован в сентябре 58-го года. В заключении находился до 1960 года.

После всестороннего разбора дела в мае 1969 года с Анатолия Гуревича была снята судимость. До 1978 года бывший разведчик работал инженером на комбинате «Росторгмонтаж». В июле 1991 года резидент «Кент» был полностью реабилитирован.

С 1946 года Я. П. Черняк работал референтом в ГРУ, с 1950 года — переводчиком в ТАСС. Привлекался к выполнению разведывательных заданий в Европе и к преподавательской работе. Однако Яну Черняку так и не было присвоено офицерское звание, он остался вольнонаемным служащим Вооруженных Сил. Жил в городе-герое Москве. В отличие от руководителей «Красной капеллы», Ян Черняк не подвергался репрессиям.

По заданию руководства ГРУ он встречался с писателем Юлианом Семеновым, когда тот создавал образа Штирлица на фоне атмосферы и порядков гитлеровского Рейха. Рассказывают, что сам Ян Петрович считал коллизии «Семнадцати мгновений весны» абсолютно фантастичными.

Детей у него не было. Жил он вдвоем с женой в однокомнатной квартире. Воинское звание – вольнонаемный ГРУ. Соответственным был и размер пенсии (с 1969 года), которую государство выплачивало человеку, экономический эффект от работы которого, по официальному мнению экспертов, составил сотни миллионов долларов.

Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1994 года «за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания» Черняку Яну Петровичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда» (№ 99).

Ян Петрович лежал в одной из московских больниц в коме, когда начальник Генерального Штаба и начальник Главного разведывательного управления прибыли вручать Золотую Звезду Героя России. У постели больного награда была вручена его жене. Через 10 дней легендарного разведчика не стало... Похоронен в Москве на Преображенском кладбище.

Советскими орденами и медалями Я. П. Черняк награжден не был. Золотая Звезда Героя Российской Федерации стала его единственной наградой, о которой сам легендарный разведчик так и не узнал...

По словам генерала Колесникова, «этот старик – настоящий Штирлиц». С 1930 года по 45-й он «работал там же, где и Максим Исаев». Черняк внес вклад в оборону Москвы, добытая им информация позволила создать радиолокационные станции, которые могли предотвращать налеты фашистской авиации. Он «был причастен к тому, что наша программа развития ядерного оружия шла неплохо».

Более полную информацию журналистам получить у официальных лиц Генерального штаба не удалось. В ГРУ заявили, что в годы войны Черняк создал «крупнейшую разведывательную организацию», лично подобрал несколько десятков доверенных лиц. Многие из них продолжают жить за рубежом в своих странах и «какие-либо дополнительные сведения о Черняке могут привести к их провалу».

«По этой причине, – сообщили в ГРУ корреспонденту газеты «Известия» полковнику Виктору Литовкину, – мы отказали в какой-либо информации почти всем печатным органам, телекомпаниям и агентствам, которые к нам за ней обращались, ее получила только “Красная Звезда”».

В ГРУ отказались предоставить снимок Черняка, а некролог в «Красной Звезде», подписанный «группой товарищей», был опубликован без фотографии. Однако Виктору Литовкину все-таки удалось заполучить карточку с изображением этого человека. Для этого он пошел на военную хитрость. Предположив, что раз бывший разведчик работал в ТАСС, то там, в архиве, должна сохраниться и его фотография, журналист отправился в отдел кадров. Оказалось, что в агентстве Ян Петрович работал под своей настоящей фамилией. Точнее – фамилией, под которой его знали Сталин, Берия и еще несколько человек из руководства ГРУ.

Документы на разведчика Яна Черняка находятся в ГРУ на особом хранении. Это означает, что если они и будут преданы гласности, то очень нескоро. Впрочем, так и должно быть.

Зато пока Штирлиц-Тихонов идет по Берлину, улицы Москвы по-прежнему пустеют.


Последний раз редактировалось: Jurgen (Пт Июл 11, 2014 1:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Jurgen
ArhiTektor

   

Зарегистрирован: 22.11.2008
Сообщения: 18587

СообщениеДобавлено: Пт Июл 11, 2014 1:03 pm    Заголовок сообщения: 1-Профессия - супершпион Ответить с цитатой


1 Профессия - супершпион

Ему хотелось увидеть Советскую Россию - страну, на которую он работал. Изучить русский язык.

Нашелся и повод - учеба в Международной Ленинской школе
«Клеймо», определившее жизнь
«Он обладал необычной памятью и с первого прочтения запоминал до десяти страниц текста на любом знакомом ему языке, а также расположение семидесяти предметов в помещении. Безусловный гипнотический дар в сочетании с артистизмом позволил ему однажды пройти не узнанным в метре от жены, с которой он прожил пятьдесят лет. Телепат, способный в некоторых случаях читать чужие мысли, он подчас с высокой точностью разгадывал намерения собеседника».
Александр Авербух «Рассекреченные судьбы»


6 апреля 1909 года в городе Черновцы на Буковине, входившей тогда в состав Австро-Венгрии, в семье небогатого торговца Пинхуса родился мальчик.
И дали ему имя Янкель.

И пошел бы он, наверное, по стопам своего отца, но судьба сложилось иначе.

В августе 1914 началась Первая мировая война, в огне которой сгинули его родители, и мальчик попал в сиротский приют. Так начались «университеты жизни» человека, которого мы узнаем потом под именем Яна Петровича Черняка.

В 1918 году, после распада Австро-Венгерской империи, Буковина отошла к Румынии. Нелегко пришлось представителю «некоренной национальности», сыну венгерки и еврея - выходца из Чехии, среди сверстников-румын. Клеймо «инородца» стало препятствием и для продолжения образования в Румынии.
В 1927 году, после окончания средней школы, Ян уехал в Чехословакию и поступил в Пражское высшее техническое училище. Учеба давалась ему легко, и вскоре он стал одним из лучших студентов. Тогда же проявился и его интерес к изучению иностранных языков. И не просто интерес - к 20-ти годам он уже свободно говорил на семи языках, потом выучил еще два, а на немецком изъяснялся так, что его принимали за уроженца западногерманских земель.
Получив диплом техника, Черняк некоторое время трудился на электротехническом заводе. Но вскоре разразился мировой экономический кризис, и Ян был уволен. Оставшись без работы, обладатель западногерманского выговора решил продолжить свое образование и выехал в Веймарскую Германию, где поступил в Берлинский политехнический институт, который в то время считался одним из лучших учебных заведений подобного профиля в Европе.
Там же он примкнул к левому молодежному движению. Что, впрочем, неудивительно. Политические взгляды Яна Черняка сформировались еще в школьные годы, когда ему, представителю «некоренной национальности», пришлось столкнуться с несправедливостью, которая оставила неизгладимый след в его душе на всю оставшуюся жизнь. Еще учась в Пражском высшем техническом училище, Ян становится членом Социалистического Союза молодежи. Вот и в Берлинском политехническом институте он тоже примкнул к работе прогрессивных молодежных организаций, члены которых, боролись за социальную справедливость, осуждали этническую дискриминацию и выступали против поднимавшего голову фашизма. Позже Ян становится членом сначала социалистической, а затем коммунистической партии Германии.
Тогда же он попал и в поле зрения советской военной разведки.
Когда после окончания учебы в Берлине пришла пора возвращаться в Бухарест, Черняк задумался о своей дальнейшей судьбе и обратился с просьбой к немецким товарищам помочь ему установить контакт с румынскими коммунистами. Помочь ему обещали. Но товарищ Эдгар (так звали немецкого коллегу Яна по партии) предложил ему сначала встретиться с одним человеком из России, который, может посоветовать, как найти достойное место в жизни. Черняк согласился. Встреча Эдгарда, Яна и человека из России произошла в одном из берлинских кафе в июне 1930 года.
Незнакомец представился Матиасом, сотрудником Разведывательного управления РККА (будущее ГРУ ГШ). Выпив чашечку кофе, Эдгард ушел, оставив их наедине. Матиас предложил Яну оказать содействие СССР в борьбе против фашизма и получил согласие. Тогда он передал Яну конспиративные явки и связь в Бухаресте. С этого момента и началось сотрудничество Черняка с советской военной разведкой.
Вернувшись в Бухарест, Черняк недолго оставался гражданским человеком. В 1931 году его призывают на военную службу. Любого другого с дипломом Берлинского политехнического института послали бы на курсы офицеров запаса, но в его случае опять сыграл свою роль пресловутый «пятый пункт» - Ян не был румыном, и его направляют рядовым в пехотный полк. Это было совсем не то, чего хотели сам Черняк и советская военная разведка.
Пришлось пойти по проторенному пути - дать взятку (коробку шоколадных конфет и пять долларов) чиновнику, который распределял новобранцев. Это решило судьбу Черняка: его направили на обучение в школу сержантов, окончив которую он был назначен писарем в штаб кавалерийского (по другим сведениям, артиллерийского) полка. Это открыло ему доступ к секретным материалам, и за год службы в румынской армии Черняк передал советской разведке все, что могло ее заинтересовать.
После демобилизации он возвращается в Берлин, восстанавливает связи с немецкими антифашистами, создает свою первую небольшую разведгруппу и начинает передавать в Москву ценные материалы о состоянии вооруженных сил Германии и ее союзников.
К 1934 году Черняк уже возглавляет самостоятельную резидентуру, действовавшую в Германии и сопредельных странах. Работа шла успешно, но в 1935 году один из информаторов, работавших на компартию Германии, попал в руки бельгийской контрразведки. И самое неприятное было то, что он знал Яна, который еще в начале 30-х годов привлек его к разведывательной работе.
Черняк доложил об этой чрезвычайной ситуации резиденту военной разведки, которого вызвал на экстренную встречу. Тот приказал ему срочно свернуть дела и выехать в Прагу. Однако Ян попросил отправить его в Москву. Ему хотелось увидеть Советскую Россию - страну, на которую он работал. Изучить русский язык. Нашелся и повод - учеба в Международной Ленинской школе (МЛШ).
(МЛШ - учебное заведение Коминтерна, основанное в Москве с целью обучения деятелей революционного движения стран Европы и Америки, действовала с 1925 по 1938 гг. Первым ректором был Николай Бухарин. Особенно значительным по количеству слушателей и уровню их подготовки был немецкий сектор школы, в котором занимались представители не только Германии, но и Австрии, Швейцарии, Люксембурга, Голландии, Чехословакии и Скандинавских стран.)
В тот же вечер Ян Черняк поездом выехал в Москву. Это было связано с определенным риском, потому что полиция и служба безопасности нацистской Германии тщательно проверяли документы пассажиров. Но Яну и в этот раз повезло - у него на руках был румынский паспорт, а иностранцев нацисты пока не трогали.
В Москву он добрался без особых приключений, но в Международную Ленинскую школу так и не поступил. После долгой беседы с начальником Разведки РККА армейским комиссаром 2-го ранга Яном Берзиным он был направлен в разведывательную спецшколу, где проходил подготовку под руководством Артура Артузова, бывшего руководителя Иностранного отдела ОГПУ-НКВД, который был известен по удачно проведенным операциям под кодовыми названиями «Трест» и «Синдикат». К тому времени Артузов был переведен Сталиным на должность заместителя Четвертого (разведывательного) управления Генерального штаба Красной Армии.
Так началась его учеба в Советской России. Только вот времени для изучения русского языка у Черняка оказалось мало. Уже на следующий год, окончив разведывательную школу, Ян отправляется в Швейцарию. Официально прикрытие - корреспондент ТАСС. Оперативный псвдоним «Джек»...
Продолжение следует.
Владимир Маевский URL: http://rus.ruvr.ru/2010/04/02/5907727/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Jurgen
ArhiTektor

   

Зарегистрирован: 22.11.2008
Сообщения: 18587

СообщениеДобавлено: Пт Июл 11, 2014 1:05 pm    Заголовок сообщения: 2- Профессия - супершпион Ответить с цитатой


Под псевдонимом «Джек» (Профессия - супершпион.
Часть вторая)


После нападения Германии на СССР нелегальная резидентура Черняка, действовавшая в Германии, Италии и некоторых других европейских странах, не только не прекратила работу, но и стала источником важнейших материалов

(Продолжение. См. Часть I )
Агентурная сеть «Крона»

«Невзрачный и безнациональный, он был очень сильным и ловким, а также нетитулованным мастером рукопашного боя.

Располагая примитивными средствами, мог подделать любой документ, классно изготовить печать, штамп.

Его донесения не поддавались посторонней расшифровке, а фотоматериалы при попытке их обработать - засвечивались».
Александр Авербух «Рассекреченные судьбы»

В Швейцарии Ян Черняк приступает к созданию агентурной сети в Германии, куда он регулярно выезжал в 1936-1939 гг. О целесообразности руководства разведкой в нацистском Рейхе с территории другой страны через связных было предложением самого Черняка, которое он высказал в беседе с начальником Разведывательного управления РККА Яном Берзиным накануне своей командировки. Берзин внимательно выслушал аргументы молодого разведчика, подумал и согласился с ним. В план работы Черняка были внесены соответствующие коррективы.
Коммуникабельность и удивительное обаяние, сразу же покоряющее собеседника, помогали Яну находить людей, готовых работать на Советскую Россию. Как следует из его служебной характеристики, он «лично завербовал более 20 агентов». Сеть, созданная Черняком, получила кодовое название «Крона».
К началу Второй мировой войны в нее входили 35 человек. Все они имели безупречную репутацию и занимали видные посты в руководстве Рейха, в том числе в Вермахте, Гестапо (политическая полиция и разведка) и Абвере (военная разведка), а один - непосредственно в Ставке фюрера.
После нападения Германии на СССР нелегальная резидентура Черняка, действовавшая в Германии, Италии и некоторых других европейских странах, не только не прекратила работу, но и стала источником важнейших материалов. В Центр поступали данные о системах противовоздушной и противолодочной обороны Рейха, новейших технологиях и современных материалах для самолетостроения, боевых параметрах и конструктивных особенностях немецкой военной техники, разработках химического оружия, радиоэлектронных систем, аппаратов связи, о состоянии оборонных отраслей промышленности, запасах стратегического сырья и о работах по созданию Фау-1.
Причем от группы Яна Черняка шли не просто короткие радиограммы. Только в 1944 году в Центр было передано свыше 12 500 листов технической документации, чертежей и 60 образцов радиоаппаратуры. Эти материалы через хорошо отлаженную систему курьерской связи быстро попадали в Москву и давали возможность в короткие сроки и с минимальными затратами принимать инженерные решения при разработке и производстве советской военной техники.
Особо стоит отметить, что именно агентам Черняка первым удалось в 1941 году добыть копию плана «Барбаросса». И 12 июня 1941 года - еще до сообщений Рихарда Зорге и руководителя «Красной Капеллы» Леопольда Треппера, Черняк передал в Москву секретный приказ главнокомандующего сухопутными войсками Германии о сроке, основных целях и сигналах нападения на Советский Союз в рамках плана «Барбаросса».
В 1943 году Черняк через своих агентов получил техническую документацию по новейшим танкам «Тигр» и «Пантера». Но самое главное - ему удалось получить и передать в Центр сверхсекретную информацию об оперативно-стратегических планах немецкого командования по окружению советских войск в районе Курской дуги.
О высоком профессионализме Яна Черняка свидетельствует тот факт, что ни один из его агентов никогда не был разоблачен Гестапо. А как работала тайная полиция нацистской Германии, мы знаем. Достаточно вспомнить судьбу агентурных групп «Красной капеллы» Леопольда Треппера и «Красной тройки» Шандора Радо, которые были уничтожены Гестапо в 1942 и 1944 году соответственно. Не говоря уже о разгроме агентурных сетей знаменитой английской разведки МИ-6 и аресте и гибели сотен, если не тысяч, рядовых разведчиков Сопротивления.
О «Кроне», которая существовала почти одиннадцать лет - с 1935 по 1946 год - Гестапо могло только догадываться по перехваченным радиограммам, которые не поддавались расшифровке. Это была, по мнению специалистов, наиболее эффективная агентурная группа в Германии. Ни один из ее членов не был даже на подозрении у Гестапо. Да и сегодня о них ничего конкретно не известно. Разве только то, что многие из них награждены советскими орденами. Их имена засекречены до сих пор. Впрочем, это не удивительно. Они и после войны продолжали работать на СССР, проживая в ФРГ, США и других странах,
и какие-либо сведения о связях с группой «Крона» могли привести к их провалу.
Одно из немногих имен, которое стало известно широкой публике - это имя немецкой кинозвезды Марики Рокк, запомнившейся советскому и российскому зрителю по фильму «Девушка моей мечты», в котором прима Третьего Рейха венгерского происхождения сыграла главную роль. И который по многу раз в ожидании связного вынужден был смотреть уже другой киногерой - советский разведчик штурмбанфюрер СС Макс Отто фон Штирлиц (он же Максим Максимович Исаев) из «Семнадцати мгновений весны». Кстати, Юлиана Семенова, автора этого бестселлера, консультировал по заданию руководства ГРУ именно Ян Черняк.
Марика Рокк была им завербована еще в 1937 году. Любимица министра пропаганды Геббельса, вращавшаяся в высших кругах рейха, Марика имела возможность получать исключительно важную информацию, которую потом Черняк передавал в Москву. Об этом в своей книге «Мой отец - Лаврентий Берия», вышедшей уже после смерти Яна Черняка, написал Серго Гегечкори...
Не исключено, что именно от Марики Рокк Черняк получил и передал в Центр информацию о планах Гитлера по расчленению Чехословакии. СССР сделал все возможное, чтобы предотвратить агрессию, но из-за соглашательской позиции западных держав, избежать этого не удалось.
29-30 сентября 1938 года в Мюнхене в Фюрербау - «Доме фюрера» (нем. Fhrerbau) состоялась встреча премьер-министров Великобритании Невилла Чемберлена, Франции - Эдуарда (Эдуара) Даладье, Италии - Бенито Муссолини и рейхсканцлера Германии Адольфа Гитлера. На ней решалась судьба Чехословакии. Ни сама Чехословакия, ни СССР на встречу допущены не были.
В час ночи 30 сентября лидеры четырех держав подписали Мюнхенское соглашение, по которому Германия получила Судетскую область. Это стало началом процесса расчленения Чехословакии, которая через полгода исчезла с карты Европы.
Одновременно в Мюнхене была подписана и англо-германская декларация, в которой стороны заявляли, что отныне они никогда не будут воевать друг с другом.
6 декабря 1938 г. аналогичное по духу соглашение было подписано между Германией и Францией.
По существу, эти документы стали пактами о ненападении между Англией и Францией, с одной стороны, и Германией - с другой, и открывали германской военной машине дорогу на Восток.
После Мюнхенского сговора Ян Черняк получает задание перебраться в Париж, где продолжает работу по сбору информации о военно-политической ситуации в Европе и о планах немецкого военного командования.
Все свидетельствовало о том, что, проглотив Чехословакию, Гитлер не остановится, и новая война не за горами.
Так и случилось.
31 августа 1939 года пресса Германии сообщила: «...в четверг приблизительно в 20 часов помещение радиостанции в Гляйвице было захвачено поляками».
1 сентября в 4 часа 45 минут прибывший в Данциг с дружеским визитом и с воодушевлением встреченный местным населением немецкий учебный корабль - устаревший броненосец «Шлезвиг-Гольштейн», открывает огонь по польским укреплениям на Вестерплятте. Вооружённые силы Германии вторгаются в Польшу.
3 сентября в 9 часов Англия, а в 12:20 и Франция объявили Германии войну.
Однако, стремясь направить германскую агрессию на Восток, против СССР, боевых действий они фактически не вели. Располагая подавляющим превосходством в силах и средствах (86 французским и 4 английскими дивизиям на западном фронте 3 сентября 1939 противостояли 23 нем. дивизии), они ограничились лишь небольшим продвижением. Этот период получил название «Странной войны» и завершился 10 мая 1940 года. Именно в этот день немецкие войска согласно плану «Гельб» начали широкомасштабные наступательные действия на территории нейтральных Бельгии и Голландии. Потом через территорию Бельгии, обойдя линию Мажино с севера, немецкие войска захватили почти всю Францию. Остатки англо-французской армии были вытеснены в район Дюнкерка, где они эвакуировались в Великобританию. Франция была вынуждена подписать позорную капитуляцию в знаменитом с 1918 года вагончике в Компьене.
Неизвестно, как бы сложилась судьба Яна Черняка, но еще весной 1940 года он получил приказ из Центра покинуть Францию и накануне вступления германских войск в Париж уехал в Цюрих, а оттуда - в Лондон.
Советская разведка уже была в курсе того, что на Британских островах начались работы по созданию нового оружия на основе расщепления ядра урана. Резидентура внешней разведки НКВД в Лондоне еще в сентябре 1941 года получила информацию от члена «Кембриджской пятерки» Дональда Маклина (псевдоним «Гомер») о разработке английскими учеными ядерной бомбы.
Ян Черняк получает новое задание...

Продолжение следует.
Владимир Маевский URL: http://rus.ruvr.ru/2010/04/05/5998398/

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов 2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора -> По запутанным дорогам Истории Часовой пояс: GMT + 1
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Жизнь должна быть разумней


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS