Приходи с интересными идеями и находками
Список форумов 2-й Храм-на Скале

2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора

Обо всём на свете, кроме того, к чему не прикасаемся
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Открытый портал интересного и требующего осмысления. Приглашаю посмотреть и поучаствовать. В любой теме
Военный инструктор. О наших наёмниках в Сирии, на Донбассе

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов 2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора -> Тайное становится явным. Псы войны. Шпионаж, Разведка, Гос. тероризм
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Jurgen
ArhiTektor

   

Зарегистрирован: 22.11.2008
Сообщения: 18584

СообщениеДобавлено: Ср Апр 26, 2017 10:53 am    Заголовок сообщения: Военный инструктор. О наших наёмниках в Сирии, на Донбассе Ответить с цитатой

https://ura.news/articles/1036270847

Военный инструктор. О наших наёмниках в Сирии, на Донбассе

В Сирию ездили зарабатывать по 1,5 миллиона рублей в месяц»

За что воюют и чего боятся русские солдаты на Ближнем Востоке.
Говорит военный инструктор Георгий Закревский

Вмешательство РФ в дела Сирии принято сравнивать с Афганистаном.

Но внутри армии чаще поминают войну во Вьетнаме, где советская сторона ограничилась минимальным воздействием

О войне в Сирии, в которой участвует российская армия, мы, как правило, узнаем из скупых сводок генштаба и, к сожалению, трагичных новостей о гибели наших военнослужащих.



Как попадают в Сирию, сколько зарабатывают русские наемники, боятся больше «томагавков» Трампа или боевиков ИГИЛ

вы прочтете впервые на «URA.RU».

О жизни и мыслях российских солдат в Сирии рассказывает

Георгий Закревский — человек, прошедший многие горячие точки, инструктор по боевой подготовке одного из подразделений в Донбассе, эксперт по Ближнему Востоку.




Счет погибшим российским военным в Сирии идет уже на десятки человек.

По меркам экспертов, это не много для такой масштабной операции

На Ближнем Востоке мне доводилось бывать не раз:
несколько лет назад я жил и в Сирии, и в Ливане, и еще в паре стран.


В Бейруте (столица соседнего с Сирией государства Ливан — прим. ред.)
я вообще проживал в квартале, который целиком принадлежит Хезболле (военизированная политическая партия в Ливане,

признанная в ряде стран террористической организацией).

Кстати говоря, это самый спокойный и безопасный район в Бейруте.

С людьми, которые собираются или уже побывали в Сирии, я контактирую постоянно.

Россиян, воюющих в этой стране, можно разделить на три части:
это официальные военнослужащие Минобороны,
наемники и
добровольцы. (те, кто едут за свой счет — прим. ред).


Последних в Сирии почти не осталось.
С того момента, как туда завели наш официальный контингент, всем остальным дали понять:
прокатившись туда, ты получишь уголовное дело — неважно, за какую сторону воевал.




Во-первых,
это нецелесообразно: все, что надо, там и так делается, и с гораздо большей отдачей, чем от горстки добровольцев.

Во-вторых,
теперь это политика России и ее властей, неофициальных граждан РФ там быть не должно.

Кроме официального контингента
есть вояки, которые заезжают по контрактам Минобороны, но не имеют официального статуса военнослужащих.

Это группа Вагнера, которую еще называют частной военной компанией, но это не верно:
никаких ЧВК в российском правовом поле не существует.







То, что у нас называют ЧВК — это обычные ЧОП,
которые параллельно зарегистрированы за рубежом.

В России сейчас ходят разговоры об узаконивании ЧВК, но этого не будет:
в нынешних условиях никто не даст 5-6 тысячам людей с оружием, прошедших обучение
и имеющих возможность быстро мобилизоваться, гулять по просторам России.

Зарплата контрактника в Сирии в 2016-2017 году
http://zarplatyinfo.ru/na-gossluzhbe/kontraktnik-v-sirii-kakaya-zarplata-v-2016-2017-godu.html

Наемники

А вот в Сирии наших наемников используют по полной программе:
с ними проще,
их не жалко, никто не будет задавать вопросов.




По моим оценкам, их около 1500 человек (численность постоянно «плавает»).
Набирают их в лагере под Краснодаром, там же обучают и тренируют: полиграф, полоса препятствий.

Раньше наемники зарабатывали неплохо:
те, кто участвовал в боевых действиях, могли получать по полтора миллиона рублей в месяц.
Люди ездили зарабатывать.




Многие добровольцы, воевавшие в Донбассе, перебрались в Сирию — уже в качестве наемников.

Но в последнем наборе, начиная с марта, совсем другие условия.

Деньги срезали: теперь обещают максимум 300 тысяч, причем никаких «боевых».

Набор, который начался в марте и длился обычно две недели, уже дважды продлевали, и, насколько я знаю, он открыт до сих пор:
и люди поумнели, и мало осталось тех, кто без мозгов.

А набирают «баранину» [«пушечное мясо»], как это называется на нашем языке.

Кстати, сейчас идет набор и в Донбасс.
Вы бы видели уровень тех, кого туда набирают — крайне низкий (почти у всех).

То же самое — наемники в Сирии:
без гарантий, без страховки, кто туда пойдет?

Вы бы пошли за 300 тысяч, причем не просто посидеть где-нибудь в гарнизоне, а в самую горячую точку, где вас будут кидать на отмороженных фанатиков?

Воевать надо за деньги (но они должны быть нормальные) или за идею, как это было в Донбассе.

В Донбассе многие шли воевать, будучи непрофессионалами,
но у них была мотивация.

Если есть то, что называется «дух» и хотя бы минимальная подготовка, то человек может хорошо воевать даже при отсутствии специфических навыков.

Но тех идейных, кто шел в Донбассе первой волне, почти не осталось. Последние уехали прошлым летом.

Я это знаю, недавно там был — вернулся в марте.
Добровольцы из Донбасса, кстати, тоже набираются в Сирию, но большинство — это уже совсем неквалифицированные бойцы,
хотя считают себя спецами.

Контрактники

На аэродромах есть и пилоты, и технический персонал, и охрана



Веннослужащий российского контингента в Сирии

Основн0ая часть россиян в Сирии — это военнослужащие-контрактники (срочников там нет).

Они получают меньше (порядка 100-200 тысяч рублей в месяц), но у них соцпакет, гарантии, страховки, выплаты в случае смерти, увечий и так далее.






Если сравнивать наемников и контрактников, то эффективнее как раз регулярные войска.

Причем я говорю не об элитных группах ГРУ, а об обычных мотострелках и других частях.

Не все, конечно, но те части, которые находятся в постоянной боевой готовности и отправляются в зоны боевых столкновений, очень хорошо оснащены и подготовлены.





Что касается воинских специальностей, то наемники — это чисто пехота,
плюс водители, минометчики, корректоры под минометы и полевую артиллерию (небольшого калибра).

В официальном контингенте спектр подразделений широкий: десантники, морские пехотинцы,
военная полиция, артиллеристы,
саперы (в составе других подразделений)
— не считая спецгрупп, которые отрабатывают свои задачи:
для них это тренинг в боевых условиях, который профессионалам необходим постоянно.

По словам эксперта, МиГи заменили на «Cушки», но группировка осталась та же, даже выросла
(половину самолетов вернули в Россию)





Фото: Военнослужащий российского контингента в Сирии
Ну и, конечно, летчики и технические специалисты подразделений обеспечения аэродромов — то, с чего все начиналось.

Помните, в какой-то момент, когда мы свои задачи выполнили, был момент затишья, сказали, что мы самолеты выводим.

Вывели даже не половину, но потом все они вернулись.
Немного поменялся технический состав.

Например, вместо МИГ-29 вернулись СУ-24,
но по численности авиагруппировка такая же, и может быть, даже более мощная, чем в начале кампании.

Самолетов там много, в основном «СУшки» (24, 34, 25, 30), а также вертолеты (Ми-8, ми-24 и Ми-28 «Ночной охотник»).

После того, как мы поставили в Сирии зенитно-ракетный комплекс С-400,
там есть наши ПВО-шники (сирийцев к комплексам никто не допустит).

А также моряки:
есть те, кто ходит туда по очереди в составе эскадр,

есть те, кто находится там на постоянной основе.
Они ротируются, конечно, но служат прямо в Тартусе.


Советники


Одна из самых обсуждаемых среди моих знакомых тем — ракетный удар США по аэродрому Шайрат.

Заметили, какие шли после этого информационные сообщения?

Самые первые: «ай-яй, какие американцы негодяи и мерзавцы: нарушили международные договоренности — разгромили базу».

А потом шли одновременно два информационных потока:
по одному транслировались, что США нанесли поражение бункерам и самолетам,
а по другому, что они ничего не повредили.


В летной столовой на российской авиабазе «Хмеймим» в Сирии
Фото: военнослужащий российского контингента в Сирии
Оба этих потока правильные, так как идут из одного источника.

Американцы действительно предупредили наших о том, что будет удар,
хотя и всего за два часа.






Вспомните, какое было количество пострадавших? По данным наших военнослужащих, семь человек.

По восемь «томагавков» на человека, что ли?
Даже если часть ракет отклонилась от курса, все равно от аэродрома ничего не должно было остаться:
он не просто был бы разрушен — там было бы просто перепаханное поле.




На самом деле после предупреждения вывезли не только нашу технику,
но и сирийскую и, видимо, самих сирийцев.

На аэродроме осталась неликвидная техника:
«развалины», которые не могли передвигаться своим ходом.

Поэтому и получилось, что никакого ущерба сирийской армии, ее оснащению нанесено не было.





При этом есть картина, что злодейски напали, нанесли ущерб. Так делали еще в Великую Отечественную, когда на несуществующих аэродромах ставили макеты самолетов.

Гипотеза о том, что наши просто дали США испытать оружие — бред. Видимо, у Трампа «сорвало клапан»,
и он решил себя проявить:
показать Америке и всему миру силу американского оружия.

Но неудачно: не просто не показали, а еще и промазали.

У американцев, конечно, проблемы с технической войной, но не настолько, чтобы половина ракет не долетела до места.

Полагаю, в этом есть наша заслуга.

Зато теперь в Сирию будут совершенно официально поставлено еще несколько комплексов, которые перекроют все границы и объекты — не только наши, но и сирийские.

В Сирии мы действительно достигли своих целей:

мы стабилизировали обстановку,
откинули террористов, показали, как можно эффективно добиваться результатов за короткое время,
тогда как коалиция не достигла там ничего.

После удара Трампа «томагавками» мы навсегда исключили возможность американской агрессии в Сирии
— благодаря силам ПВО.

Сирия — это наша «песочница», и мы никого в нее не пустим.

Это приятно, после того, как 20 лет «хлопали ушами».
У нас же там советники сидели до последнего времени,
но в 2012 году было решено упразднить этот институт.

Я думаю, что если бы тогда не убрали наше присутствие в Сирии, то этой войны вообще бы не было.

А теперь мы исправляем свои ошибки.

Сирия — это «Афганистан» или «Вьетнам»?

Сейчас принято сравнивать Сирию и Афганистан.
Думаю, корректнее сравнивать с Вьетнамом, где мы ограничивались только поставками вооружений и использованием военных советников.

После Афгана выводы были сделаны:
никто в мясорубку не бросается,
идет дистанционная война,
наши подразделения участвуют в точечных ударах и охране.


Потери есть, но они не такие уж и большие:
несколько десятков человек (не более сотни) за все время.

Это минимальные потери для такой войны и такого количества времени.
Это солдаты, это их работа.


Добровольцы из России проложили дорогу в Сирию

Тактика, которую мы сейчас предпринимаем, абсолютно оправдана — и
это полностью совпадает с прогнозом, который я делал два года назад.

Я обрисовывал четыре существующих сценария:

будем бомбить до упора, но никакого толку не будет;

мы быстро победим, потому что все убегут от одного нашего вида;
мы влезем в сухопутную операцию
и завязнем, как в Афганистане;

и, наконец, сценарий, о котором я говорил: мы будем продолжать авиаудары, и это принесет победу над ИГ

Тогда же я говорил: после того, как мы разберемся с Сирией,
ничто не мешает нам разморозить конфликт в Донбассе — и этот прогноз тоже оправдывается.

А вот дальнейший прогноз зависит от многих переменных, большинство из которых находится вне Сирии:
назревает конфликт на Корейском полуострове, который может оказаться более напряженной точкой, хотя войны там нет.


Планы США

Помните, как у нас все радовались Трампу, что он победил, все его хвалили?

Но прошло два месяца, он начал вести себя несколько по-другому.
Все тут же разочаровывались и начали ругать его.

Они не понимают:
благо для России только в том, что это Трамп, а не Клинтон,
которая реально могла развязать войну.


Заслуга Трампа в том, что мы живем в прежнем нормальном мире.
Хотя он, безусловно, продолжает политику США.

Они действуют против всех — не только против России и террористов, но и в ущерб своим как бы союзникам — Турции, Европе.

Многие сирийские города лежат в руинах.
Их восстановление потребует времени и средств







Фото: Евгений Ганеев


Они развалили весь Ближний Восток войнами, начиная с 2003 года.

Из-за демократии?
Нет, конечно. И даже не из-за нефти, хотя это значимый фактор.

Они создают очаги дестабилизации по всему миру, потому что страны, погрязшие в войне,
не могут двигаться вперед, развивать свою экономику и влияние, иметь вооруженные силы и прочие.

Европу они заполонили беженцами, создают очаги дестабилизации в Латинской Америке, в Азии.



Назовите мне точку, кроме Арктики и Антарктиды, где нет кризиса, спровоцированного США?

Для Штатов идеально, чтобы была одна крупная развитая страна, а весь остальной мир находился на стадии средневековья.


Ближний Восток они подложили нам:
это не то чтобы недалеко от России,
а практически у нас под боком — очаг дестабилизации, разрухи и терроризма.

Особо «одаренные» у нас кричали: «Зачем Путин вообще туда полез?».

Да затем, чтобы мы воевали там, а не здесь, чтобы тут все жили обычной мирной жизнью.


Но Сирия не будет точкой третьей мировой войны: сегодня более яркая точка — Корея.

Сейчас они могут поджечь Корейский полуостров, пострадают сперва «союзники» США — японцы и южные корейцы,
а затем и весь мир.

Они не понимают, что Киму даже некуда бежать, а значит, он будет стоять до последнего — как загнанный в угол зверь.

Если обычный шизофреник может просто покончить с собой, то единовластный правитель ядерной страны
может совершить самоубийство гораздо эффектнее.


Планы России

Русских в Сирии любят и ждут: волонтер из Екатеринбурга Ганеев во время раздачи гуманитарной помощи в освобожденном Хомсе



Фото: Евгений Ганеев

Тем временем в Сирии все будет разворачиваться в той же тактике: доочистка от ИГИЛ оставшихся территорий. Если успеем, сделаем это и с Раккой.

В Ирак мы уже не полезем — там не наша территория.

Скорее всего, мы будем помогать восстанавливать Сирию.

Там уже, кстати, работают наши госпитали (пока чисто военные).

Это уже делается, и достаточно по-умному:
даже гуманитарная помощь, которая раздается сирийцам, на ней написано «Россия заботится о вас»
по-русски и по-арабски.

Это явно будет уже наша территория — как во времена СССР.

Мы будем помогать восстанавливать государство как в экономическом плане, так и в политическом.

Скорее всего, в Сирии через некоторое время пройдет референдум о доверии Асаду.

Голосование покажет, что Асада поддерживает большинство, и Сирия будет существовать в прежнем военном ключе.

Там еще с советских временем к русским хорошее отношение:
в Сирии нас помнят и ждут.

Записал Андрей Гусельников.




Последний раз редактировалось: Jurgen (Ср Апр 26, 2017 8:10 pm), всего редактировалось 6 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Jurgen
ArhiTektor

   

Зарегистрирован: 22.11.2008
Сообщения: 18584

СообщениеДобавлено: Ср Апр 26, 2017 10:59 am    Заголовок сообщения: Добровольцы из России проложили дорогу в Сирию Ответить с цитатой


https://ura.news/articles/1036266238


Добровольцы из России проложили дорогу в Сирию

«Подъехать на пикапах, пострелять — воюют как колумбийские наркобароны!» ИНТЕРВЬЮ очевидца

Андрей Гусельников


Некогда благополучная Сирия сейчас лежит в руинах

Не секрет, что в рядах бойцов «Исламского государства», запрещенной террористической организации, находятся тысячи россиян.

О тех же, кто воюет против ИГ, известно крайне мало.

Наших нет в армии Асада, но зато русские «псы войны» есть в курдском ополчении. Кто они, как попадают на войну и чему учат «курдских братьев» — в эксклюзивном интервью «URA.Ru» рассказал военный специалист, на днях вернувшийся из Сирии.

По данным российских спецслужб, сегодня в вооруженных рядах «Исламского государства» воюют от 1800 (по данным МВД) до 2,5 тысяч человек (данные ФСБ).

На другой стороне фронта тоже есть добровольцы из России. Правда, не в правительственных войсках.


«Там, где я бывал, я не встретил ни одного нашего добровольца, — признался „URA.Ru“ журналист LifeNews Семен Пегов. — Единственное — однажды снимал репортаж о черкесском батальоне, но это местные черкесы, потомки тех переселенцев, которые покинули Кавказ 200 лет назад, когда Россия его завоевывала. Сейчас они воюют на стороне государства».

«В сирийской армии российских добровольцев действительно нет, — подтверждает военкор Федерального агентства новостей Кирилл Романовский.

На мой взгляд, те, кто рвется туда, будут больше мешать, чем помогать: слишком серьезные языковые проблемы.

Представьте: появляется вдруг какая-то добровольческая рота или взвод, который не знаком ни с местностью, ни с традициями, не может нормально коммуницировать с войсками. Да и статус этих бойцов будет непонятен, особенно при условии участия там наших войск».


Журналист Кирилл Романовский в Сирии Фото из аккаунта Кирилла Романовского в «Фейсбуке»
Однако главная причина того, почему в войсках Асада нет русских ополченцев — отсутствие надобности в них. "В сирийской армии нет такого дефицита людей, какой в свое время был у «Исламского государства» и нет такой цели, как у ИГ: подмять под себя все мусульманские страны, — говорит военкор, поясняя, что именно наполеоновские планы сподвигли ИГИЛ вербовать сторонников по всему миру. «У них существуют специальные курсы предварительной подготовки, и я уверен, что есть отдельные таджикские отряды, отдельно — русскоязычные, которые формируются из жителей СНГ», — говорит Романовский.

Зато российских добровольцев сегодня запросто можно встретить в Сирии в составе курдского ополчения, воюющего одновременно и против ИГ, и против «ан-Нусры» (еще одной запрещенной в России террористической организации — прим.ред.), и против турок. «Я знаю о трех наших добровольцах в отрядах народной самообороны (YPG), — говорит корреспондент ФАН. — Первый — это юрист из Москвы, который весной прославился своим интервью. Сейчас, насколько мне известно, он находится в столице и на контакт ни с кем из журналистов не идет. Второй — Миша Сергеев — погиб в июле в бою с турками».

Третий — это доброволец Максим с позывным Норман, приехавший в Сирию из Донбасса. «Я знал его лично, мы с ним встречались еще в Луганске, — вспоминает Романовский. — Я очень удивился, узнав, что он в Рожаве, и тем более — что мы с ним там не пересеклись. И когда нам позвонили от командования и сообщили: „Тут русский погиб, вас интересует?“ — конечно же, мы поехали. Выяснилось, что это тот самый Макс».


Ополченец Норман выжил в Донбассе и погиб в далекой Сирии
Фото из группы «Гуманитарная помощь ГБР „Бэтмен“», «ВКонтакте»
Подробности гибели Нормана широко обсуждались в донбасских соцсетях. "Макс вместе с товарищем ошиблись дорогой и выехали к Евфрату, — сообщалось в группе «Гуманитарная помощь ГБР „Бэтмэн“». — На подъезде к мосту (ехали вдоль берега без света) сработал фугас: предположительно, его подорвали дистанционно с другого берега. Тачка улетела в реку, от парней остались какие-то ошметки. То, что привезли, по большей части невозможно идентифицировать: то ли одежда, то ли части разгрузки".

Однако гибель одного или даже нескольких бойцов не остановит приток добровольцев в Курдистан. По данным «URA.Ru», их может быть гораздо больше, чем считанные единицы. О том, что делают в Сирии наши добровольцы, агентству рассказал Георгий Закревский — военный специалист, бывший инструктор по боевой подготовке одного из подразделений Новороссии. На днях он вернулся из месячной поездки в Сирию.

— Как туда попадают российские добровольцы?

— Основной маршрут — через Турцию: летят в Анталью, потом по трассе вдоль побережья добираются до города Тарсус, затем — до Алтынёзю. От него идут с проводниками на юго-запад по побережью, через узкий коридор, который не контролируется. Второй вариант — на лодках вдоль того же побережья, это несколько проще, но дольше. От Алтынёзю можно также двигаться на юго-восток — тоже попадаем к курдам. Окна, естественно, непостоянные: бывает, что Турция наглухо блокирует, но бывает и более-менее спокойно.

Кроме того, из Турции можно попасть к курдам и через север Ирака, но это гораздо дальше, соответственно, более затратно и по деньгам, и по времени. Наконец, третий вариант — долететь до Бейрута и перейти границу: она там абсолютно прозрачная. Но это намного дороже, и там свои трудности: например, если в загранпаспорте есть штамп Израиля, в Ливан вы не попадете.

Впрочем, наши — своеобразные люди, особенно те, кто из Донбасса: у некоторых не то, что виз — загранпаспортов нет.

И они добираются через Азербайджан в Турцию и вполне нормально попадают в Сирию без документов — с общегражданским российским паспортом.


Русские добровольцы прилетают в Анталью под видом туристов, доезжают до приграничных городов, дальше — тропами. КЛИКАБЕЛЬНО.
Схема: Андрей Гусельников, google.ru
— Группами или поодиночке?

— Объединяются в небольшие группы: проводники по одному человеку не водят. Там же по ходу дела и знакомятся. Или кто-то кого-то с собой берет — кто там уже был. Так же как я, когда ездил во вторую поездку в Донбасс, заехал на базу, где ждали добровольцы, и прихватил с собой двоих ребят.

— В курдском ополчении уже есть подразделения из российских добровольцев?

— Для отдельных подразделений наших там не хватает: бывает по одному-два, по пять человек в отряде. Россияне среди арабов пользуются определенными преференциями, правда, в зависимости от того, кто что из себя представляет. Те, кто поопытнее, пытаются выступать инструкторами, советниками — не просто участвовать в боях, а как-то организовывать эту массу.

— Получается?

— Фифти-фифти. Сидеть в горах в своих укреплениях они и так умеют. Другой вопрос, что они почти только этим и занимаются — никаких наступательных действий нет, этому их, конечно же, надо учить. Как в Новороссии, когда я ополченцев учил с нуля — как носить оружие на ремне. В Сирии еще хуже. Вспомните советское время, когда наши инструктора их учили-учили — и пехотинцев, и пилотов, и технику туда закачивали, а Израиль их разбил в течение нескольких дней. Курды, конечно, помотивированней, чем обычные арабы, но все равно все очень печально. Военное дело ведь требует знаний и ума, а курды — крестьяне от сохи, в большинстве своем неграмотные.

— На каком языке происходит общение?

— Курды говорят даже не на арабском — у них тюркские наречия. Кто-то плохо, но может говорить по-английски, иногда попадается кто-то, кто с трудом говорит по-русски. А иногда совсем без языка — на уровне жестов и улыбок.


— Отношение к русским?

— В бывших «наших» странах — Ливан, Сирия — русских помнят еще по советским временам, хорошо относятся и ждут.

— Многие российские добровольцы становятся инструкторами?

— Крайне мало. Профессиональных инструкторов я во всяком случае там не знаю. Есть те, кто имел какой-то реальный опыт боевых действий, например, десантники, воевавшие в Чечне, но их тоже немного. Профессионалов с хорошим командирским опытом практически нет.

— Тогда что за люди в курдском ополчении?

— Разные. Принимают всех. Либо гражданские, которым пришлось взять в руки оружие, либо любители пострелять — что из России, что из Новороссии, которые как раз за этим туда и едут. Есть «профессиональные ездуны», которые много где уже побывали — Югославия, Чечня, Новороссия, сейчас Сирия. У них, конечно, боевой опыт есть, и это уже хорошо. Если человек долго воюет и в течение всего это времени остается жив, естественно, что он приобретает какие-то умения и навыки.


Потери в Сирии — серьезные с обеих сторон
Фото из Фейсбука Кирилла Романовского
— Что сейчас происходит на фронте?

— До недавнего времени были в основном позиционные бои, которые даже и боями-то назвать нельзя — так, периодические перестрелки: никто никуда не двигается. Но в последние дни из-за участия российских ВКС ситуация изменилась: сейчас уже не игиловцы наступают, а правительственные войска и курдское ополчение, за последние дни было взято порядка 50 населенных пунктов. Наступление прошло по провинциям Алеппо, Латакси, Идлиб, Хомс, Дамаск. Правительственные войска сейчас готовятся окружить город Аль-Хазер, который является опорным пунктом «ан-Нусры» в данной провинции.

Террористы сейчас демотивированы: насколько я знаю, большая часть таких же любителей пострелять и поездить по горячим точкам, только с их стороны, сейчас просто разбегается: никто не ожидал того, что делает наша авиация.

Российские самолеты на авиабазе Хмеймим Сирия., пилот, летчик, Сирия, хмеймим
Военнослужащий российского контингента в Сирии. Фото — военнослужашего
— Вы считаете, наши авиаудары действительно серьезно помогают?

— Конечно! От американских налетов никакого эффекта не было, а у нас все очень точно, массированно, по конкретным точкам, с хорошими разведданными, практически каждый удар находит свою цель. Среди бойцов ИГ далеко не все — сумасшедшие фанатики, для них это послужило очень хорошим демотиватором: кто-то отказывается воевать, кто-то пытается оттуда выехать, а кто-то просто сидит на месте без желания нападать. Тем более что бойцы из игиловцев — никакие. Им бы подъехать на пикапах, пострелять — воюют как колумбийские наркобароны. Но противники террористов — еще более никакие бойцы. Наступление, которое сегодня идет на фронтах Сирии, успешно именно благодаря нашим авиаударам.

— Как вы расцениваете возможность создания государства Курдистан?

— Маловероятно. Максимум, что сможет сделать сирийский лидер Башар Асад — дать им широкую автономию, и они на нее согласятся. Может быть, не такую широкую, как они надеются, но отдельного государства им создать не дадут. Да и мы не заинтересованы превращать территорию Сирии и Ирака в несколько диких удельных княжеств — будет сделано все, чтобы эти страны сохранились.

— История получается затяжной?

— По-любому: мы же не будем влезать туда наземной армией. Мы участвуем ровно настолько, насколько надо. Если поначалу мы объясняли Западу и Америке, что есть правильно и неправильно, то теперь показали это на деле. Показали резко, и, как всегда, для них неожиданно. И дело не только в Сирии и даже не в том, что это один из немногих оставшихся регионов, где мы имеем влияние. Дело в глобальном противостоянии: сегодня мы показываем, кто есть кто.

— Как вы оцениваете замораживание конфликта в Донбассе?

— Это, наверное, оптимальный вариант, а то была полная неопределенность: ни «да», ни «нет» никто не говорил. Сейчас мы еще немного продвинемся в своих геополитических позициях, разберемся с Сирией, сделаем некоторые другие дела, а потом в любой момент сможем разморозить конфликт на Юго-Востоке Украины — сразу до границ областей. К тому же никто не отменял «работу» с другими областями Украины. Как в Сирии: «Прошли немного вперед, закрепились, затем еще немного вперед» — так же будет и во всей нашей внешней политике.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов 2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора -> Тайное становится явным. Псы войны. Шпионаж, Разведка, Гос. тероризм Часовой пояс: GMT + 1
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Жизнь должна быть разумней


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS