Приходи с интересными идеями и находками
Список форумов 2-й Храм-на Скале

2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора

Обо всём на свете, кроме того, к чему не прикасаемся
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Открытый портал интересного и требующего осмысления. Приглашаю посмотреть и поучаствовать. В любой теме
Кто ж спасёт раненного российского солдата?

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов 2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора -> Армии со всего Мира
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Jurgen
ArhiTektor

   

Зарегистрирован: 22.11.2008
Сообщения: 18964

СообщениеДобавлено: Чт Сен 30, 2010 10:02 am    Заголовок сообщения: Кто ж спасёт раненного российского солдата? Ответить с цитатой

Кто ж спасёт раненного российского солдата?



Уничтожение в России военной медицины - это глупость или...?

Откуда

Министерство обороны, приказало умирающего солдата вышвырнуть из военного госпиталя на улицу – авось, какой-нить доброхот подберет беднягу, ну а не подберет – пусть под забором помирает.

Я НЕ ШУЧУ.

Именно это произошло в Томске, где по приказу нашего знаменитого мебельного генерала Сердюкова закрыли военный госпиталь – уже двадцать третий по счету в России.

Вы спросите, зачем закрыли?

Ну, понимаете, наш замечательный премьер-министр все время говорит золотые и правильные слова о том, что необходимо повышать доступность медицины.



После этих слов его подчиненный, а именно господин Сердюков, в спешном порядке принялся закрывать военные госпитали – дабы медицинская помощь в нашей стране стала «как можно доступнее».

При этом на улице, ВООБЩЕ БЕЗ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ, оказались военнослужащие, которые никаким боком к местным поликлиникам не прикреплены, так как не имеют полисов ОМС.

Там же оказались ветераны Великой Отечественной, прикрепленные к этим военным госпиталям.



То есть, ветераны, может, и пойдут в районную поликлинику… которая уже и так напоминает автобус в час пик: не продыхнуть, не протолкнуться.

А куда военнослужащим податься?

А хоть под забор подыхать.

И вот, госпиталь в Томске закрыли… но незадача: в реанимации лежит больной солдат с МЕНИНГИТОМ.

Понимаете – с менингитом.

В тяжелейшем состоянии. Без сознания.

И в этом состоянии парня буквально выкидывают на улицу - везите, дескать, в районную больничку, или куды еще, а у БЕ-Е-Е-ЕДНЕНЬКОГО, НИ-И-И-ИЩЕНЬКОГО министерства обороны … НЕТ ДЕНЕГ НА ЕГО ЛЕЧЕНИЕ!!!

Парня везут – в ОКБ, т.е. Областную клиническую больницу, где бедняга на другой день помирает.

После чего спешно объявляют: ТРАНСПОРТИРОВКА НЕ ПОВЛИЯЛА НА СОСТОЯНИЕ БОЛЬНОГО!!! ибо, дескать, везли его всего-то несколько минут…

Позвольте не поверить.

Во-первых, я живу в Томске всю жизнь, и отлично знаю, где находится ОКБ: у черта на куличках, на самой дальней окраине города, и езды дотуда не пару минут, а не меньше часа.

Во вторых, давайте положим того, кто говорит, что ТРАНСПОРТИРОВКА НЕ ПОВЛИЯЛА НА СОСТОЯНИЕ БОЛЬНОГО, на жесткую лежанку в холодном автомобиле, и провезем по томским улицам. На каждой колдобине его голова будет дрыгаться и стукаться так, что у здорового через пару минут начнется приступ если не менингита, то чего-то еще, столь же «приятного». А то, что больного с менингитом эта транспортировка должна была ДОБИТЬ – это уж будьте благонадёжны…



Но даже если на секунду предположить, что эта транспортировка и впрямь не имеет к смерти паренька никакого отношения – как быть с ЭТИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ? Вот, человек при смерти – так дайте ему спокойно лежать в его кровати, на смертном одре, а гонять и пинать умирающего – это не просто хамство, а СУПЕРХАМСТВО…

Очень хотелось бы спросить г-на Сердюкова: дяденька, вы понимаете, что эта смерть – на вашей совести? Не помещает ли вам мысль о том, что вы, по сути, убили человека, спокойно спать в мягкой постельке? Бутербродиком с красной икорочкой не подавитесь при мысли о горе матери этого солдата?

Впрочем, чего зря спрашивать – ответ ясен… не подавится…

Впрочем, еще ряд вопросов задать хотелось бы по этому поводу…

Итак:

Г-н Сердюков – а куда вы, закрывши томский военный госпиталь, собираетесь девать ОЖОГОВЫЙ ЦЕНТР? Или вы не в курсе, что единственный на всю Томскую область ожоговый центр находится … увы – НАХОДИЛСЯ… - на базе именно военного госпиталя? Случись пожар, вроде «Хромой лошади», или лесной пожар – вроде тех, которые полыхали по всей России этим летом – куда девать умирающих от ожогов людей? Ведь ОЖОГОВЫЙ ЦЕНТР – вместе с врачами комбустиологами, с дорогостоящим оборудованием и лекарствами – вы похерили нафиг, так – куда?

Опять – в переполненную районную больничку? А чем и как их там лечить – компрессами с маслицем? А если они помрут, причем в лютых муках? Ах, да – я и забыла, на вашем аппетите и сне это никак не скажется…


Дяденька Сердюков – а куда вы, закрывши томский военный госпиталь, собираетесь девать военных хирургов, и других врачей? Кстати, ведь помимо военного госпиталя вы закрыли еще и ВОЕННО-МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ – куда пойдут преподаватели и прочий персонал, это ж около тысячи человек? На биржу труда? И кем их там устроят – ДВОРНИКАМИ?

Г-н Сердюков, я понимаю, вы ничегошеньки не смыслите ни в военносм деле, ни в военной медицине – по той простой причине, что хорошо разбираетесь только в табуретках. Я вам, конечно, сочувствую: ТЯЖКО, ДОЛЖНО БЫТЬ, РАБОТАТЬ НЕ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ? Ну да – ведь кризис, безработица, по специальности устроиться никак – приходится заниматься тем, в чем ни черта нафиг не смыслишь…

В СВЯЗИ С ЭТИМ ПОЗВОЛЬТЕ ВАМ КОЕ-ЧТО ОБЪЯСНИТЬ.

Понимаете, военная медицина (и медицина вообще) отличается от корпусной мебели тем, что корпусная мебель похожа нынче на детский конструктор – раз – и собрал, раз – разобрал, потом снова собрал…

Медицинское учреждение – оно как дитя, его выращивают, лелеют, по золотничкам, по крупицам драгоценным собирают опыт, навыки, знания, научные традиции. На это уходят годы и десятилетия упорного труда. Похерить это можно быстро – а вот потом собрать обратно… увы, никак.

Ибо на это должны СНОВА уйти десятилетия упорного труда, чтобы воссоздать то, что вы, не задумываясь о последствиях, разрушите за минуту.

А ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА?

Ну не война – просто горячая точка какая- нибудь… и кто лечить будет раненых и обожженных?

ВРАЧЕЙ, КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ВОЕННЫХ ВРАЧЕЙ – НЕТ, ибо вы их истребили под корень.

Так – кто?

Стоматологи? Проктологи? Ухогорлоносы?



Дяденька Сердюков, я открою вам СТРАШНУЮ ТАЙНУ! Есть такое понятие в медицине – УЗКАЯ СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ! Иными словами, проктолог ни фига не смыслит в стоматологии, а отоларинголог – в клинической биохимии. И поэтому ни один из них (даже гражданский хирург!!!) не может заменить военного хирурга, подобно тому, как сапожник не может заменить пирожника, а мебельщик – министра обороны…

И поэтому наши солдаты будут УМИРАТЬ, УМИРАТЬ, УМИРАТЬ… там, где их можно было бы спасти – при наличии врачей.

КОТОРЫХ ВЫ УНИЧТОЖАЕТЕ С УПОРСТВОМ, ДОСТОЙНЫМ ВОПРОСА: « Господа, что это – глупость или предательство?»

Да, кстати.

Ваш непосредственный начальник, наш глубокоуважаемый премьер-министр, по слухам, весьма уважительно относится к памяти Петра Великого. Ну, потому что Карла 12 непобедимого разбил и вообще…

Так вот – еще неизвестно, разбил бы Петр Великий Карлушу или нет, не соверши Карлуша глупейшей, дебильнейшей и роковой ошибки: он отправился с армией в Россию, НЕ ПОЗАБОТИВШИСЬ О ЛАЗАРЕТАХ.

Понимаете?

О ЛАЗАРЕТАХ.

Кстати, на это внимание обратил еще герцог Мальборо, инспектировавший его войска. Удивился страшно, и, должно быть, сказал на чистом аглицком:
- Карлуша, милок, ты с глузду, часом, не съехал?

А Карлуша дрыгнул ножкой в ботфорте и говорит:

- Да нафиг они нужны, энти лазареты! На солдате заживет, как на собаке…

То есть, примерно так же рассуждал, как г-н Сердюков.

А хитрый Петр Алексеич, узнавши про такое дело, страшно обрадовался. И принялся гонять Карла вместе с его войском по белорусским болотам и украинским степям, отрезая обозы и изводя мелкими стычками, и твердо держа в уме:

ПРИ ОТСУТСТВИИ ЛАЗАРЕТОВ СОЛДАТ ЛЕГКО РАНЕННЫЙ РАВЕН СОЛДАТУ МЁРТВОМУ!!!



Почему?

А очень просто: ранили в руку, перевязать рану некому, сепсис, общее заражение крови, смерть.

Обморозил ноги – гангрена, общее заражение крови, смерть.

И т.д., и т.п.

И стало войско Карлушино ТАЯТЬ, как мороженое на жаре. И когда от крепкого войска осталось что-то около его трети, причем – измученных, ослабленных, больных людей – Пётр аккуратно его заманил под Полтаву и так же аккуратно РАЗДАВИЛ.

Насколько я понимаю, г-н Сердюков – вы усиленно, рук не покладая, трудитесь, чтобы довести нашу армию до того же состояния, которое имела Карлушина армия под Полтавой.

Ибо истории вы так же не знаете, как и медицины, как и военного дела…

В связи с чем позвольте повторить вопрос по поводу вашей деятельности:

« Господа, что это – глупость или предательство?»

И напоследок.


Мне оченно понравилась формулировка, с которой наш Президент уволил дяденьку Лужкова.

Может, вам, г-н Сердюков, подать в отставку, не дожидаясь подобной формулировки?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Jurgen
ArhiTektor

   

Зарегистрирован: 22.11.2008
Сообщения: 18964

СообщениеДобавлено: Чт Авг 14, 2014 11:02 am    Заголовок сообщения: О военно полевой медицине во время последней заварухи в Газе Ответить с цитатой

PS
О злодействе мебельного Министра Обороны был пост от
Чт Сен 30, 2010 10:02
http://amlpageslubitel.mybb2.ru/viewtopic.php?p=12833#12833
Отечественных доказательств не было .
Тогда


http://www.translarium.info/2014/08/field-medicine.html#axzz3AMIo5SEJ




Статья о военно полевой медицине во время последней заварухи в Газе.

"Обезболивающая палочка" и "чудо-повязка":
Операция "Несокрушимая скала" стала боевым крещением проекта


"Сторож брату своему" Медицинского корпуса ЦАХАЛя
- программы стоимостью в 30 миллионов шекелей, которая должна была улучшить выживаемость раненых и облегчить их боль на поле боя.

Пока еще нельзя точно сказать, сколько именно солдат было спасено в результате улучшений, привнесенных в полевую медицину ЦАХАЛя, и армия осторожно воздерживается от заявлений и цифр,

но уже сейчас очевидно, что в последней операции активно применялись новейшие медицинские технологии, не существовавшие в прошлых операциях

и не применяющиеся в других армиях мира, причем применялись с огромным успехом.

"Большинство людей погибают вскоре после момента и недалеко от места ранения, поэтому мы искали пути доставить в поле передовую медицину, целевую и уместную, чтобы спасти как можно больше солдат", - говорит глава отдела оперативной медицины в ЦАХАЛе, подполковник, доктор Алон Глазберг.

Ключевой термин - это "час волка", промежуток времени между моментом ранения и смертью около 90% раненых в ходе боевых действий (на самом деле 43 минуты, а не час).

Поэтому так важно качественное лечение непосредственно в поле.








Самый большой враг раненых - это кровотечение. Более 80% случаев смертей от ранений, которые не считаются неизбежными, произошли, по оценкам, от кровопотери, .

По словам Ави Бускила, гендиректора "Общества Медицинский Корпус", "
большую часть тяжелых кровотечений, которые приводят к смерти, невозможно остановить обычными способами приложения давления, для достижения этой цели требуются более продвинутые средства и более быстрая эвакуация".

И это, действительно, основные вопросы, на которых ЦАХАЛ сосредотачивает усилия в последние годы.

Фото: Getty Images"

Чтобы снизить количество смертей и улучшить первичную обработку раненых, особое внимание было уделено нескольким базовым вещами:

усиление войск тренированными медицинскими специалистами, парамедиками и врачами, способными оказывать медицинскую помощь более высокого уровня уже в полевых условиях,

снабжение их более продвинутым медицинским оборудованием и более быстрая эвакуация в госпитали", - говори Глазберг.


По его словам, "Эвакуация раненых в ходе Несокрушимой скалы стала настоящим успехом.

Во время Второй ливанской войны были раненые, которые мучались по несколько часов, прежде чем их вывозили в больницы.

На этот раз раненых эвакуировали в тыл очень быстро".






Изюминкой полевой медицины в ходе операции "Нерушимая скала" стали медицинские новинки, введенные на поле боя.

"Травматология не менялась столетиями",
- говорит Глазберг. "Внутривенная инфузия была впервые использована в 1831 году и с тех пор мало что изменилось.

Первые сдвиги начались в последние несколько лет, поскольку изменился подход
- сперва определяем нужды, а затем обращаемся к компаниям и говорим им:
найдите необходимую технологию, и пусть она будет максимально простой, дешевой и практичной".

И в области болетерапии, на которую в прошлом практически не обращали внимания, в ходе последней кампании появились сдвиги.

"Это один из уроков прошлого", говорит Бускила, "в начале Второй ливанской войны, например, в поле находились раненые без того, чтобы у санитаров были средства и возможность облегчить их боль.

В последние годы подход изменился:

во-первых, каждому санитару выдается автоматический шприц с морфием, есть и другие средства.

Кроме необходимости избежать ненужных страданий раненного солдата, исследования показали, что немедленное болеутоление крайне важно,
это успокаивает пациента и позволяет лечить его с большей легкостью.

И что не менее важно, это увеличивает шансы разорвать порочный круг хронической боли в будущем, а также снижает вероятность пост-травматического стрессового расстройства".

Фото: Getty ImagesВот некоторые из медицинских аксессуаров, массово используемых в ходе операции "Нерушимая скала"

1. Турникет для самостоятельного использования

"Жгуты используются со времен Пелопонесской войны (Спарта против Афин, 431 г. до н. э.) и с тех пор технология не изменилась", говорит Глазберг.

Однако последние два года все солдаты ЦАХАЛя были обеспечены новейшим американским жгутом CAT
(его цена составляет около 25 долларов),
который считается венцом технологии в этой области.

Хотя CAT начал применяться в ходе операции "Литой свинец" в 2009 году, при "Нерушимой скале" он есть у каждого солдата.

Идея здесь крайне простая:
это жгут, который затягивается при помощи палочки, но в CAT палочка является частью устройства, состоящего из замков и липучек,
причем солдаты могут наложить на себя жгут одной рукой.

"Каждый профан может наложить CAT.
Мы обучаем солдат им пользоваться уже на курсе молодого бойца, и в ходе операции Нерушимая скала были солдаты, наложившие CAT на себя или на своих товарищей",
- говорит Глазберг.

"Его большое преимущество, помимо простоты в использовании, состоит в том, что он создает большее давление на кровеносные сосуды, причем более эффективным образом.

В этом кусочке пластика много науки.
Он рассчитан на то, чтобы давление было оптимальным - не наносящим вреда нервам и при этом останавливающим кровь".

Дополнительные новинки:
портативный сканер узи для обнаружения внутренних кровотечений в полевых условия,
измеритель сатурации крои кислородом для проверки состояния раненых, детектор углекислоты для проверки эффективности искусственного дыхания, леденец фентатила для утоления острых болей в течение минуты.

2. Перевязочный пакет, ускоряющий свертывание крови

Для ран, для которых жгут не подходит, существует гемостатическая повязка, которая не только впитывает кровь,
как обычная повязка, но и содержит специальное вещество, ускоряющее свертывание крови.

Повязка подходит, например, для случаев кровотечения в местах, где жгуты неприменимы - как, например, в случае с высокой ампутацией или ранением в живот.

"Сотни лет повязки использовались, чтобы остановить кровотечение, но это повязка,
которая создает вокруг себя активную реакцию свертывания.
Это спасает жизни", говорит Глазберг.


У каждого санитара ЦАХАЛя есть такая повязка в комплекте.

Ее также разработали в США (она стоит около 40 долларов за единицу) и

до операции "Литой свинец" ее выдавали только докторам.

Кроме нее, в ходе операции "Нерушимая скала" врачи и парамедики использовали инъекции циклокапрона (около 8 шекелей за дозу), которые, по словам Глазберга, "безопасны,
устойчивы к теплу, и чем раньше их применяют, тем больше людей удается спасти".

Активное вещество лекарства сохраняет натуральное свертывание крови тела и подавляет активацию механизма разрушения фибринов.

"В мире это лекарство известно уже много лет, но мы одни из первых, кто перенес его непосредственно на поле боя", говорит Глазберг.

3. Растворимая порция крови

"Плазменный порошок" звучит как научная фантастика, но, как выясняется, речь о довольно старой технологии, которая была улучшена в последнее время и постоянно используется в ходе последней операции:
сухая плазма, или порошок плазмы (по цене около 120 евро за ампулу - ЦАХАЛь купил 500 таких ампул в Германии)

- это кровепродукт, который сушится методом, похожим на метод изготовления растворимого кофе,
а будучи смешан с жидкостью, превращается в доступную порцию крови, спасающую жизнь.

Впервые сухая плазма была применена несколько лет назад, когда ЦАХАЛь спас жизнь палестинца, тяжело раненного в ДТП в Иорданской долине.

С тех пор сухая плазма использовалась для спасения жизни многих сирийских раненых, которым ЦАХАЛь оказывает медицинскую помощь на севере страны,
а в текущей войне помогла и раненым ЦАХАЛя.

Большое преимущество данной технологии в том, что в отличие от порций крови, требующих охлаждения или заморозки, в случае с плазмой порошок можно брать с собой на поле боя.

"Каждый врач и парамедик несет это на спине", говорит Глазберг.

"Пакет плазмы и бутылка жидкости, смешиваем - и через три минуты получаем плазму нужного типа.

Эту технологию изобрели в сороковых, но перестали ею пользоваться, так как солдаты получали заражения от кровепродуктов.

В 90-х годах немцы взялись за дело, и сегодня производят такую плазму по особой технологии, уничтожающей вирусы и микробы.

Постепенно набрался опыт 234 тысяч людей, получивших плазму, было доказано, что она безопаснее обычной плазмы из банка крови.

Она устойчива к жаре, проста, дешева и спасает жизнь.

Сегодня за пределами Франции и Германии этот кровепродукт используется только ЦАХАЛем".

4. Болеутоляющий леденец на палочке


"Актик", леденец на палочке (39 шекелей за единицу) впервые прославился, когда был внесен несколько лет назад в корзину лекарств для утоления прорывов боли у больных раком,

а в ходе "Нерушимой скалы" лекарство стали применять и в ЦАХАЛе. Лекарство, созданное на основе фентанила
(который сильнее морфия в 100 раз), действует иначе, чем морфий, но эффективно утоляет боль:
одна палочка "Актика" под язык - и боль утихает на как минимум час.

"Боль - это область, насчет которой мы заблуждались много лет, мы позволяли раненым страдать по принципу ‘держись, ничего страшного’, а также потому, что считали боль несущественной по сравнению с обработкой ран", говорит Глазберг. "Актик облегчает страдания раненых, позволяет нам оказать им помощь, а также не приводит к падению кровяного давления - одной из проблем морфия и его производных".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов 2-й Храм-на Скале"Aml Pages"- редактора -> Армии со всего Мира Часовой пояс: GMT + 1
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Жизнь должна быть разумней


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS